V1
Погода

Сейчас+28°C

Сейчас в Волгограде

Погода+28°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +23

7 м/c,

вос.

757мм 16%
Подробнее
USD 88,44
EUR 96,24
Город Дороги и транспорт репортаж «Мелочей не бывает — слишком высокой может быть цена»: V1.RU подсмотрел за работой авиадиспетчеров

«Мелочей не бывает — слишком высокой может быть цена»: V1.RU подсмотрел за работой авиадиспетчеров

С регулировкой воздушного движения справляются не только суровые мужчины, но и хрупкие девушки

Перрон аэропорта с высоты вышки как на ладони

Если спросить обычного человека, сколько авиационных профессий он может назвать, наверняка можно услышать привычные «пилот» и «бортпроводник». Может быть, кто-то еще вспомнит про наземные службы, которые заправляют самолет, загружают его багажом, едой и водой для пассажиров. Но есть еще одна служба, работа которой надежно спрятана от посторонних глаз. Это диспетчеры по управлению воздушным движением.

V1.RU побывал там, куда посторонним вход категорически запрещен: слишком высокая ответственность лежит на плечах этих людей — в Волгоградском Центре обслуживания воздушного движения филиале «Аэронавигация Юга» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД».

Диспетчер подхода за работой

Неприметное синее здание с башенкой в стороне от аэровокзала. Именно здесь находится Волгоградский Центр ОВД филиал «Аэронавигация Юга» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД»

с позывным «Волгоград-подход». Территория его обслуживания — Волгоградская область и самолеты, взлетающие или приземляющиеся в аэропорту Волгограда.

— Самолеты, идущие транзитом через Волгоград, на больших эшелонах, работают с Ростовским зональным центром организации воздушного движения, — посвящает в тонкости работы авиадиспетчеров начальник службы движения Волгоградского Центра ОВД филиала «Аэронавигация Юга» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД»

Михаил Новиков. — В направлении Москвы его зона длится примерно до границы Волгоградской области. Там самолеты подхватывает московский центр. В сторону Самары работает Самарский центр. На юг — уже Турция, направо — Казахстан. Мы же работаем только на прилет или вылет из нашего аэропорта. Аналогичные центры есть в Астрахани, Минводах, Махачкале, Ростове, Краснодаре…

На мониторах — район обслуживания Волгоградского Центра ОВД

За разговором поднимаемся в зал, где работают диспетчеры подхода. На одной из стен висит огромная карта, сплошь испещренная линиями. Это карта воздушных трасс, проходящих по территории Волгоградской области, и границы зон обслуживания центров управления воздушным движением. Самая толстая линия — граница работы Ростовского зонального центра управления воздушным движением. С ним работают лайнеры, проходящие через Волгоградскую область транзитом. Граница зоны ответственности Волгоградского центра нанесена светло-зеленым. В комнате — звенящая тишина, нарушаемая редкими переговорами диспетчеров между собой. Активные переговоры здесь начинаются тогда, когда в зону ответственности Волгоградского центра заходит очередной борт.

В эфир идет сводка погоды — на подлете борт «Аэрофлота»

Рабочие места диспетчеров — в центре зала. У каждого из них — несколько мониторов. На одном отображается сводка погоды. На другом — расположенном выше и по центру — пеленгатор. Данные на него передаются с установки, работающей в Нижнем Чиру. На самом большом центральном мониторе — аэронавигационная карта. Человеку непосвященному разобраться в ней достаточно сложно — в нескольких строчках зашифрована основная информация о проходящем борте — авиакомпания, номер рейса, эшелон, курс, путевая скорость…

Разобраться в символах на экранах мониторов непосвященному человеку очень сложно

Один контролирует высоты до 1300 метров, где летает малая авиация, вертолеты и квадрокоптеры. С момента обязательной регистрации этих беспилотных летательных аппаратов работы у диспетчеров прибавилось. Квадрокоптер — не вертолет, связаться с его пилотом невозможно, поэтому приходится закрывать тот участок, где работает беспилотник, и следить, чтобы он не ушел в соседний сектор, не помешал тому же вертолету.

На мониторах диспетчеров руления и старта — полоса, перрон и зона подхода

Второй диспетчер наблюдает за зоной подхода. Он ведет самолет от момента входа в зону ответственности Волгоградского Центра ОВД филиала «Аэронавигация Юга» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» до выхода на предпосадочную прямую.

—Вот, к примеру, смотрите, — продолжает Михаил Новиков. — К нам идут два борта — «Аэрофлот» из Шереметьево и S7 из Домодедово. Сейчас между ними интервал — всего четыре минуты. Диспетчер подхода может скорректировать их скорость и маршрут, чтобы увеличить интервал между бортами. Но, как правило, это делается еще в московской зоне — впереди идущий лайнер набирает скорость, следующий позади чуть тормозит. Это позволяет безопасно развести самолеты, чтобы наземные службы могли встретить оба борта. Наш диспетчер может связаться с Ростовом, попросить их немного развести борты. Ростов при необходимости может выйти и на Москву. Или же вмешиваемся мы.

Полоса свободна, посадку разрешаю!

К слову, оборудование, с которым работают диспетчеры по управлению воздушным движением, — одно из самых современных в России. Оно может в автоматическом режиме вывести самолет точно к торцу полосы и помочь пилоту безопасно приземлиться. Особенно это помогает в случае экстренной посадки — диспетчер указывает так называемое векторение. Это практически полностью освобождает экипаж от работы с навигационным оборудованием, позволяя сосредоточиться на решении более важных задач — система выведет лайнер в заданную диспетчером точку.

В этой же комнате расположена ATIS — автоматическая терминальная информационная система. Она выдает в эфир очень важную для пилотов информацию — полосу для захода на посадку, ее состояние, погоду в аэропорту прилета, давление, видимость и еще целый список параметров, понятных только профессионалам. При желании диспетчер может проконтролировать, что передается в эфир, нажав специальную кнопку на мониторе.

Следить за полосой помогают камеры видеонаблюдения

Но вот самолет уже на предпосадочной прямой. У лайнера выпущены шасси, самолет готов к посадке. С этого момента с бортом работают диспетчеры руления и старта. Диспетчер руления управляет светосигнальным оборудованием на перроне, рулежках и полосе, выдает диспетчерское разрешение, задает маршрут руления и снабжает экипаж всей необходимой информацией, в том числе метеорологической и аэронавигационной. «Волгоград-руление» ведет самолет от перрона до линии исполнительного старта. Затем подключается диспетчер старта. Именно он говорит те самые волшебные слова «полоса свободна» и в зависимости от того, взлетает самолет или садится, разрешает взлет или посадку лайнера. Кстати, профессию диспетчера успешно осваивают и девушки. Диспетчер по управлению воздушным движением третьего класса Валентина Перегудина — наглядное тому подтверждение.

Кто сказал, что не бывает девушек-диспетчеров?

—То, что женщина не может быть диспетчером, — это стереотип, — улыбается Валентина. — Девчат сейчас тоже весьма охотно берут в профессию. Техника сейчас очень развивается и облегчает работу. Мое решение стать диспетчером было спонтанным, но не пожалела о нем ни разу. Прошла ВЛЭК, поступила, отучилась, начала работать.

Самое сложное, по словам Валентины, это постоянная концентрация внимания. Когда работаешь с самолетами, расслабляться нельзя ни на секунду, нужно быть всегда готовым ко всему. Да, это сложно, но это же и чрезвычайно интересно.

Для того чтобы стать диспетчером, нужно в первую очередь профильное образование. Диспетчеров готовят в Санкт-Петербурге, Ульяновске, Красноярске. Нужно пройти врачебную летно-экспертную комиссию с достаточно серьезными требованиями к здоровью. Не такими, конечно, как у пилотов, но всё же строгими. И в совершенстве знать английский язык. Это международный язык авиации, и даже пилоты на рейсах внутри России общаются с диспетчерами на английском. Диспетчеры в аэропорту Волгограда имеют уровень знания языка не ниже четвертой категории ICAO — это очень высокий уровень знаний. Плюс стрессоустойчивость. Это обязательно. Плюс периодические проверки, экзамены, тесты. Мелочей здесь не бывает — слишком высокой может быть их цена.

Волгоградский центр ОВД разместился в этом неприметном здании в стороне от аэровокзала

И если за работу и здоровье человека отвечают регулярные комиссии ВЛЭК и медпункт на территории предприятия, то исправная и бесперебойная работа техники полностью лежит на плечах инженеров базы ЭРТОС — эксплуатации радиотехнического оборудования и связи.

Локаторы, маяки приводов, средства наблюдения — список всего того, за что отвечает база ЭРТОС, очень большой. Работает это оборудование 24 часа в сутки, круглый год в любую погоду. Время на устранение возможных неисправностей минимально. Собственно, именно поэтому все параметры работы всех электронных устройств и систем постоянно мониторятся и проверяются. Даже отключение света не может повлиять на работу всего оборудования, за которое отвечает база ЭРТОС. Помимо двух основных питающих фидеров, есть еще несколько дизельных генераторов, а на случай крайне сильного форс-мажора — мощные источники бесперебойного питания, позволяющие продержаться до устранения аварии.

Инженеры базы ЭРТОС следят за исправностью всего оборудования

— У всех у нас есть радиотехническое образование, — делится секретами своей работы инженер по радионавигации, радиолокации и связи Ольга Кулиева. — Плюс опыт, практика и знания. Раз в пять лет — курсы повышения квалификации, плюс в работе каждый день приходится решать всё новые и новые задачи, которые нужно выполнить блестяще и максимально быстро, ведь от нас зависит работа всего оборудования, управляющего движением.

Тем временем из громкоговорителя раздается приветствие прилетающего в Волгоград борта «Аэрофлота». Самолет уже отработал с диспетчерами подхода и готовится заходить на посадку. В зале сразу же прекращаются все разговоры не по теме. Диспетчер старта приветствует в ответ экипаж и разрешает посадку. Огромный Airbus выныривает из тумана, касается колесами полосы, начинает пробег. «Аэрофлот 1787, добрый день, — здоровается с экипажем диспетчер руления, — ваша стоянка № 9».

Как только самолет уходит с полосы на рулежную дорожку, на связь выходит второй борт, S7 из Домодедово. Он тоже готов к посадке. И снова всё повторяется: «Полоса свободна, посадку разрешаю, ваша стоянка № 7».

Огни на полосе, перроне и рулежных дорожках включает тоже диспетчер

Примерно через час процедуры повторятся в обратном порядке. Экипаж запросит разрешение на буксировку, потом на запуск двигателей, на руление и на взлет, получит инструкции по набору высоты и выходу на трассу по маршруту, попрощается с вышкой, наберет 5100 метров под присмотром «Волгоград-подхода» и скроется за горизонтом.

Пассажиры готовятся к полету, пилоты и диспетчеры — к вылету

Казалось бы, простая работа — сиди, смотри в монитор да нажимай на кнопочки. Чего в этом сложного? Пожалуй, ничего, за исключением того, что в каждом самолете — около 200 человек. Да, на борту самолета за их безопасность отвечает экипаж. Но пилот без диспетчера — всё равно что человек с завязанными глазами. Идти вроде бы можно, но куда — неизвестно. Особенно если на земле «мряка с молоком» — так на языке пилотов называется сильный туман с осадками, который очень часто опускается на Волгоград поздней осенью. Есть ли место романтике в этой профессии? Наверное, есть. Как и во всей авиации. Хотя всё же ее гораздо меньше, чем тяжелого, напряженного, но очень важного труда.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем