9 декабря понедельник
СЕЙЧАС +2°С

«Дело отправить на новое рассмотрение»: президиум облсуда в Волгограде отправил Марсело Нтире домой

V1.RU провел трансляцию из суда

Поделиться

Адвокаты осужденного хирурга добились в Верховном суде пересмотра дела 

Адвокаты осужденного хирурга добились в Верховном суде пересмотра дела 

В Волгоград вернулось уголовное дело о гибели на операционном столе пластического хирурга 23-летней девушки. В областном суде 17 июля прошло заседание, на котором в очередной раз, по решению Верховного суда РФ, решали судьбу Марсело Нтире. Президиум отпустил хирурга домой. 

V1.RU находился в суде. Обо всем происходившем там мы рассказывали в режиме онлайн. 

Марсело Нтире находится в следственном изоляторе и в судебном заседании будет участвовать по видеосвязи. Журналистам, коих в суде собралось сегодня какое-то запредельное количество, запрещают вести фото- и видеосъемку. Этим обстоятельством не слишком доволен пластический хирург.

— Это процесс открытый. По таким делам пресса обычно освещает... Уже слишком много сказано. Нет смысла запрещать съёмку представителям СМИ, — говорит Марсело. — Это бы полностью отразило картину разбирательства.

Представитель потерпевшей стороны тем временем пытается уберечь мать погибшей от душевных потрясений. Хотя так или иначе все, что происходит на заседании, журналисты расскажут — исполняющий обязанности председателя суда Клочков сразу заявил, что процесс открытый, удалить СМИ с не могут по закону.

— Дело не в симпатии или антипатии моей потерпевшей к конкретному СМИ. Речь идёт о незаживающей ране матери, потерявшей своего ребёнка. Мы против, — говорит представитель потерпевшей.

Исполняющий обязанности председателя суда отклонил ходатайства. Всем журналистам все-таки настоятельно рекомендовали убрать камеры.

Мать погибшей волгоградки на суде сегодня присутствовать отказалась. Об этом заявила ее представитель.

— По необъяснимым причинам прокурор сегодня сидит на месте, где обычно потерпевшие, — передает корреспондент V1.RU из зала суда. — Место прокуратуры занимают три адвоката Марсело Нтире. 

Трагедия, в которой сегодня будут разбираться в очередной раз, произошла в конце октября 2016 года. В клинику «Изабелла» 23-летняя студентка ВолгГМУ Мария Делюкина пришла, чтобы поправить подбородок. 

Когда Марии Делюкиной начали вводить анестетик «Убистезин», у нее начались судороги. Введенный анестетик вызвал анафилактический шок. Спустя непродолжительное время состояние стабилизировалось, но, несмотря на это, проводивший операцию хирург вызвал бригаду скорой помощи. До прибытия врачей приступ повторился. Девушка скончалась на операционном столе.

По мнению следствия, операция была проведена с грубейшими нарушениями. Обвинение настаивало, что Нтире неправильно подобрал препарат для анестезии и обязан был иметь в штате реаниматолога. Нтире уверял, что девушка умерла от непредсказуемой реакции, а он сделал все возможное для ее спасения. 

Прокуратура просила четыре года общего режима. Но суд согласился только на три.

Судом, уверены адвокаты Нтире, неверно дано толкование ответов из надзорных органов, не учтен ряд положений, принятых Минздравом, а также не доказано, что Марсело имел возможность узнать о тяжелом заболевании Марии Делюкиной, более того — не доказано, что оно вообще имелось. Так, например, Нтире не мог усмотреть воспалительный процесс не из документации пациентки, ни из анализов. 

— Судом искажено само понятие «предоставление медицинской услуги». Кроме того, в жалобе уточняется, что в случае, если в «Изабелле» должен был работать анестезиолог, то нужно судить должностное лицо администрации Волгоградской области, которое выдало лицензию, несмотря на отсутствие такого врача.

Судья перед выступлением предупредил адвокатов Нтире, которые, кажется, получают зарплату не только за качество работы, но и за продолжительность выступления, о необходимости говорить по существу. Однако их это не остановило, и первый же начал с пространных рассуждений о справедливости. Судье пришлось его прервать. Адвокат Атанесян несколько подсократил выступление. Хотя оно все равно запутанное и многословное. Впрочем, и рассматриваемые понятия тоже полностью доступны только профессионалам медицинской сферы

— Суды нижестоящих инстанций не исследовали имеющие существенное значение для вынесения приговора обстоятельства. Так недостаточное внимание уделено заключению комиссионной экспертизы, которая причиной смерти называет анафилактический шок, не имеющий причинно-следственной связи с действиями Нтире. Не учтено мнение Росздравнадзора, который сообщил о том, что наличие анестезиолога в штате не обязательно. Не распространяется на «Изабеллу» и приказ Минздрава, предполагающий его наличие. Кроме того, не доказан умысел доктора Марсело Нтире, — самая содержательная и ясная рядовому слушателю часть выступления.

Несмотря на все напоминания Клочкова, адвокат решил зачитать разъяснение пленума верховного суда.

— Мы судьи областного суда. Нам известен текст пленума, — не выдерживает председатель.

Выступает прекрасная часть тройки адвокатов Нтире. По сути, женщина повторяет то же самое, что и ее коллеги. Только более подробно.

— Лицензия, выданная «Изабелле», не предполагает наличие анестезиолога. Нтире не мог и помышлять о необходимости его трудоустройства. Получая лицензию, он предоставлял все необходимые документы, в том числе — трудовые договоры. Договора с анестезиологом среди них не было. Тем не менее лицензию выдали, — уточнила адвокат. — Соответственно, умысла у него не было и не могло быть. 

Женщина говорит так же путано и с бесконечными ссылками на пленум. Журналисты отчаянно пытаются уловить самое главное. 

— Я вам ещё раз говорю — не надо нам тут превращать заседание в семинар по изучению пленума Верховного суда! Мы тут все его прекрасно знаем. Не надо нам его зачитывать! — снова повторяет Клочков.

Последний адвокат обещал подвести итог.

— Я хочу обратить внимание на разъяснения пленума Верховного суда, которыми предполагается обязательное наличие умысла по инкриминируемой моему подзащитному статье.

О пленуме закончили. Сейчас будет говорить сам Марсело Нтире. Можно рассчитывать на что-то внятное и сказанное от души, а не страшным юридическим языком.

— Я хочу заявить, что у меня не было никакого умысла! — говорит пластический хирург. — В феврале 14-го года была плановая проверка моей клиники, и одно из требований — ввести в штат анестезиолога. После этого администрация области вышла на Росздравнадзор, который пояснил, что это необязательно. И лишь после всего этого, спустя полгода, все проверив, мне абсолютно законно выдали лицензию. Если суд основывается на том, что я виноват из-за отсутствия анестезиолога, то лицензия незаконна, и ответственность должен понести тот, кто мне ее выдал. А никто не понёс. Значит, она законна.

Марсело Нтире уверен, что суд и следствие не разобрались в регламенте работы организаций, оказывающих первичную помощь в амбулаторных условиях.

— Не было никакого игнорирования с моей стороны! 

Также Марсело повторяет причину смерти — анафилактический шок.

— У каждого врача, имеющего большой опыт, такое случается. Случалось и у меня, но, к счастью, никто не умирал, удавалось купировать приступы. И здесь я сделал все от меня зависящее, что подтверждается выводами экспертиз и показаниями. У клиники было все, чтобы вывести человека из шока. Но увы, организм человека не смог сопротивляться. И она, к сожалению, погибла... Я говорю искренне — я не вижу своих вины и умысла. Мне жаль, что мы потеряли такую молодую женщину, мою коллегу, которая могла жить и радовать свою маму. Я сильно переживал после этого.

Представитель матери погибшей девушки сразу сказала, что не планировала выступать. Но не может молчать.

— Не обладая безграничным терпением, послушав предыдущих выступающих, я вынуждена выступить. Уважаемый суд, соглашусь с защитником подсудимого Атанесяном — дело обладает спецификой, в частности, карта Марии пропала, но впоследствии нашлась почему-то в Следственном комитете. Теперь она у меня. Также врач слукавил, говоря, что в поликлинике №2 Мария на учебе не состояла. Формально это так, но она состояла на учете с хроническим пиелонефритом в поликлинике №10, которая была слита с поликлиникой №2. Ну, это круговая врачебная порука... 

Женщина ссылается на то, что у Нтире — не кабинет, а клиника. 

— И даже в кабинете он не имел права использовать инвазивные методы анестезии. Наличие лицензии — не индульгенция. Если она есть, медицинские услуги все равно нужно оказывать качественно.

Прокурор просит оставить предыдущее решение суда без изменений. 

— Доводы адвокатов Марсело Нтире опровергаются целым рядом экспертиз и доказательны, учтены смягчающие обстоятельства, соблюдены все нормы уголовно-процессуального закона. 

Нас удалили из зала на время, пока совещается президиум. 

Решением президиума Волгоградского областного суда Марсело Нтире освободили из СИЗО

— Передать жалобу на новое апелляционное рассмотрение, — цитирует решение президиума корр V1.RU. — Изменить меру пресечения на подписку о невыезде, освободить из-под стражи.

Комментарий адвоката Марсело Нтире Давида Атанесяна: 

Супруга и дочь Марсело Нтире благодарят адвокатов за достигнутый результат. Сегодня женщины собираются в СИЗО, где еще находится пластический хирург. 

— Мы надеемся, что и пересмотр закончится тем, что отца признают невиновным. Я сама учусь в ВолгГМУ, и медики, люди, обладающие всеми необходимыми знаниями и опытом, все с самого начала прекрасно понимали — что здесь нет его вины, — поделилась с корреспондентом V1.RU Диана Нтире, которая вместе с остальными членами семьи переживала за Марсело чуть ли не больше, чем он сам. 

На этом мы завершаем онлайн-трансляцию.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Ирина
17 июл 2019 в 22:50

Ни в одной стране мира не делают пластические операции без участия анестезиолога. Это противоречит всем медицинским канонам. Это преступление.
Врач, который пошёл на это, не мог не знать что он нарушает закон. Он преступник.он не врач. Не говоря о том, что в этой «клинике» не было оказано квалифицированной первой помощи. « вызвали скорую помощь»
Когда речь идёт об анафилаксии и дорога каждая минута?
Бред. Это Преступление. Он не имеет права быть врачом, а уж тем более продолжать свою «деятельность»

Токарев М.
17 июл 2019 в 22:10

Неужели в эту конторку и к этим "специалистам" еще кто-то пойдет после всего произошедшего? Поймите, что вас не спасут, если что и ответственности не понесут.
Почему это заведение вообще не прикрыли? Ведь была проверка, где выявили наличие нарушений и просроченных лекарств. Где гарантия, что сейчас там пользуются не такими же?

Айна Калашникова
18 июл 2019 в 10:21

Этот, так называемый доктор, убил сразу двоих людей.. Прекрасную молодую девочку, у которой впереди была вся жизнь, и которая для нашей страны сделала бы много ещё очень. И мать, которой оплакивать теперь свою единственную дочь до конца своих дней, пока не закроются глаза у самой. Я знаю о чем пишу, потому что похоронила тоже единственную дочь в возрасте 22 лет, тоже большую умницу. И вопросов к нашей медицине ох как много!.. А самый главный вопрос такой . Когда врачи спокойно рассуждают о том , что так получилось и , разводя руками, оправдываются, что без умысла всякого злого, как этот доктор. А ещё у них есть такое выражение ,, У каждого врача есть своё кладбище" . А кто дал вам право совершать чудовищные врачебные ошибки?! Кто дал вам право разбивать наши жизни хоть и без умысла ? И не нести никакого наказания за жизнь человека? А защита( адвокаты) не теряли детей.. И всем хватает совести: одному ( виновному врачу в СМЕРТИ) пытаться избежать наказания, другим вести защиту..