8 марта понедельник
СЕЙЧАС +3°С

«Коллеги один за одним сыпятся в реанимацию, но мы работаем»: честный разговор о COVID-19 с фельдшером из Волгограда

Беременная Юлианна Яковлева продолжала выходить на дежурства

Поделиться

Недавно Юлианна Яковлева ушла в декрет

Недавно Юлианна Яковлева ушла в декрет

Поделиться

Как в эпоху коронавируса работает скорая помощь в Волгограде

С приходом второй волны коронавируса работа скорой помощи стала похожа на запись в ускоренной перемотке. На подстанциях регистрируют всё новые и новые рекорды по количеству вызовов, а врачи буквально падают с ног от усталости и истощенности. Как в таких условиях работала хрупкая студентка ВолгГМУ Юлианна Яковлева, расскажем в нашем материале.

— Недавно я ушла в декрет, а до этого мне очень помогал заведующий подстанцией — он составлял разнарядки таким образом, чтобы я работала в бригаде с мужчинами — врачами или фельдшерами, — вспоминает волгоградка. — На каждый вызов приходится носить сумку с медикаментами весом примерно четыре килограмма, ЭКГ-сумку, иногда набор для реанимации, папку с картами. Плюс ко всему на нас защитный костюм, маска, очки, двойные перчатки… Вместе со мной на подстанции работали еще две беременные девушки. Так вот по опыту могу сказать, что пациенты настолько озабочены своими проблемами, что им абсолютно все равно, кто именно будет их лечить. В нынешней ситуации люди благодарят за то, что к ним просто приехали.

Боятся ли медики заболеть COVID-19? Накладывает ли отпечаток беременность? Ответ на эти вопросы Юлианна Яковлева дает, почти не задумываясь, — каждый из работников скорой знает о возможных рисках, но все равно выходит на дежурство.

— Ни я, ни мои коллеги не боятся заражения. Еще с первого курса мы знаем про понятие эпидобстановки. Да, наши друзья работают на две ставки в реанимации и наблюдают, как очередного пациента подключают к ИВЛ, а кто-то умирает от дыхательной недостаточности. Мы просим родных избегать людных мест, но при этом продолжаем работать, — перечисляет Юлианна. — Нас очень удивляет, когда схожей с нами позиции придерживаются и другие горожане. Они свободно гуляют по улице, собираются на праздниках и не соблюдают масочный режим. До сих пор многие волгоградцы говорят, что в их кругу общения нет заболевших. В этих случаях мне всегда хочется добавить: «Слава Богу!». Мы же видим, как наши коллеги один за одним в тяжелом состоянии поступают в реанимацию.

«Сейчас мы забираем только тяжелых»

В «эпоху коронавируса» бригаду врачей встречают по-разному. Кто-то искренне благодарит медиков, а кто-то недовольно указывает на часы — из-за нагрузки на всю систему скорая помощь может ехать по несколько часов.

— Реакция людей двоякая. Некоторые пациенты до сих пор не понимают, как машина скорой помощи может ехать так долго. Действительно, как? Учитывая, что на каждую бригаду приходится по 20 вызовов, что в два раза больше, чем до начала пандемии, — добавляет медик. — Нередко встречаются и волгоградцы, которые до последнего терпят и откладывают вызов, а потом удивляются отсутствию мест. Но и первых, и вторых объединяет одно — они очень боятся. А недопониманий в отношениях врач-пациент хватало и раньше.

Страх перед коронавирусом нередко толкает волгоградцев на хитрость. Вызывая скорую помощь, горожане преувеличивают «букет» симптомов. Самой убойной и действующей фразой остается: «Пациент уже без сознания».

— Бывает, что скорая с мигалками мчится на адрес, а по приезде выясняет, что нас вызывали на температуру 38, — уточняет студент-медик. — Конечно, каждый считает свой случай уникальным. Но мне хотелось бы донести до людей важный факт — времена, когда показаниями для госпитализации были высокая температура и пневмония, закончились. Сейчас мы забираем пациентов, находящихся в тяжелом состоянии: с сатурацией ниже 92 и подтвержденным на КТ поражением легких (60% и больше).

«Не оставляйте терапевта без работы»

Студентка Волгоградского медицинского университета повторяет слова своих коллег и просит перед вызовом скорой помощи еще раз оценить свое состояние и симптомы болезни.

— По личным наблюдениям могу сказать, что у пациентов в возрасте 20–30 лет чаще всего «не скоропомощные» жалобы. Элементарно — температура 37,4, насморк. Все это лечится дома по назначениям участкового терапевта, — еще раз напоминает Юлианна Яковлева. — Пожилые люди, напротив, чаще всего терпят до последнего и не решаются вызвать скорую. Но с приходом коронавируса никуда не делись ни сердечные болезни, ни инсульты, ни эпилепсии. Если все же вы подозреваете COVID-19, не требуйте от скорой помощи тесты КТ, МРТ, плана лечения. Большое заблуждение большинства пациентов — полагать, что все это входит в наши обязанности. Будь так, терапевт поликлиники остался бы без работы.

Как в разгар пандемии работает подстанция скорой помощи? Кто принимает решение о госпитализации волгоградцев? Ответы на эти вопросы наши журналисты собрали в отдельном материале.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...