Солдатское поле девочки Милы

Поделиться

«Моя черноглазая Мила! Посылаю тебе василек. Представь себе: идет бой, рвутся вражеские снаряды, кругом воронки, и здесь же растет цветок. И вдруг еще один взрыв, василек сорван. Я поднял его и положил в карман гимнастерки. Цветок рос, тянулся к солнцу, но его сорвало взрывной волной… Мила! Папа Дима будет биться с фашистами до последней капли крови, до последнего вздоха, чтобы фашисты не поступили с тобой так, как с этим цветком. Что тебе непонятно, мама объяснит».

Эти написанные крупными и печатными буквами строки письма вошли во все советские хрестоматии, легенды о Великой войне и бетон мемориала «Солдатское поле» на въезде в  Волгоград. Но мало кто помнит, что за высеченными на треугольном камне словами стоят не легенды, а реальные человеческие судьбы. И тем более уже забыто, что мемориал «Солдатское поле» имеет лишь косвенное отношение к Солдатскому полю – настоящему.

Василек для дочки

Девочка Мила жива. Людмила Фадеева-Петракова, та самая Мила, которой с фронта писал письма отец, в настоящее время живет в Ульяновске. 5 июня Людмиле Фадеевой исполнится 77 лет. Как рассказала V1.ru ее внучка Мария Саксонова, все члены семьи по сей день бережно хранят ее воспоминания о Дмитрии Адриановиче Петракове, уцелевшем в Сталинградской битве, но так и не дожившем до Дня Победы.

«Семья Петраковых жила в Ульяновске, на тихой улице, утопающей в зелени тополей. Сюда Дмитрий Адрианович вместе с женой Марией переехал в 1932 году, окончив факультет Самарского педагогического института. В 1936 году у них родилась дочь Людмила, – вспоминает Мария Саксонова. – Бабушка рассказывала, как жили в деревянном двухэтажном доме на несколько семей: на первом этаже – трое, на втором – "господа", немцы. До сих пор помнит двор, сад с кустами крыжовника, гамак... На свежем воздухе взрослые ставили самовар и пили чай. Соседи жили дружно, вместе пекли пироги на общей кухне, в русской печке».

В субботу, 21 июня 1941 года, у Петраковых было маленькое семейное торжество. Утром после завтрака пятилетняя дочка Людмила вручила папе подарок – роскошную голубую рубашку, сшитую мамой. Но носить обновку преподавателю истории строительного техникума Дмитрию Петракову пришлось недолго.

Людмила Фадеева (Петракова)

«Мой отец был страстным рыбаком. В ночь на 22 июня они ушли с другом на Волгу, – рассказывала Людмила Петракова. – Вернувшись, папа лег на диван и включил радио. Сообщение о начале войны передали около 12. Мама, когда услышала об этом, уронила стакан…»

4 июля Дмитрий Петраков ушел на фронт. Прощаясь с родными на вокзале, он пообещал остаться в живых и, уходя, так и не обернулся...

Время от времени от отца приходили Миле письма. Крупные печатные буквы, смешные добрые рисунки, напутствия и даже простенькие шуточные задачки. Один раз, когда дивизия, в которой он служил, находилась на формировании, прислал и подарок – матроску и юбочку.

А потом был Сталинград. 308-я дивизия под командованием полковника Леонтия Гуртьева после 50-километрового марша со станции Арчеда вступила в бой под Котлубанью. 17 сентября 1942 года агитатор политотдела дивизии Петраков трижды ходил в атаку со стрелковым батальоном. На утро 18 сентября в очередной атаке погиб командир батальона. Комдив Гуртьев по телефону передал приказ: «Командиром батальона назначается старший политрук Петраков. Батальону любой ценой удержать высоту 154,2».

 Дмитрий Петраков

Эта, известная только по номеру, высота для многих стала последней. В этом месте приняли последний и решительный бой пулеметчики Рубена Ибаррури. Здесь поднялась в последнюю атаку за «Четвертую высоту» санинструктор Гуля Королева. И именно здесь 18 сентября Дмитрий Петраков написал своей дочери то самое письмо, текст которого высечен в бетоне Солдатского поля. Отправить только не успел. Письмо достали из кармана политрука, когда его с тяжелой контузией вывозили с поля боя в тыл.

Оправившись от контузии, он вскоре вернулся в дивизию, воевал за цеха завода «Баррикады».  Он первым ворвался в здание заводской котельной и с группой бойцов  неделю держал круговую оборону. Несмотря на все усилия, выбить из руин подразделение Петракова так и не удалось. За мужество и героизм в сталинградских боях Дмитрий Андрианович был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За оборону Сталинграда».

Дожить до победы и вернуться ему не удалось. Майор Петраков погиб под Орлом в 1943 году. В октябре в семью пришла похоронка. Но еще долгие годы в семье отказывались в это поверить. Ждали. Надеялись. Верили…

Но жизнь шла своим чередом. Сегодня Людмила Фадеева-Петракова, вспоминая жизнь во время войны, не жалуется на судьбу, а говорит, что у нее было счастливое детство.

Людмила Петракова с матерью Марией Михайловной

«Бабушка рассказывала, что после того, как ее отец, мой прадед, ушел на фронт, к нам приехали родственники из Крыма, где вовсю шли военные действия, – рассказала Мария Саксонова. – Потом все они вместе переселились к дедушке с бабушкой в Мелекесс. В семь лет бабушка сама записалась в школу. Несмотря на войну, голод, они жили одной большой дружной семьей».

Свою послевоенную жизнь Людмила Петракова вспоминает так: «Помню, было голодно. До 1947 года хлеб давали по карточкам. Мама не могла найти работу педагогом, поэтому его давали только на ребенка – 300 граммов в неделю. Однажды я пошла в магазин и по пути домой съела весь кусок: тот хлеб показался мне шоколадом. Так моя мама осталась голодная, но она все равно не ругала меня. В конце концов мы обосновались в Карсуне, где она второй раз вышла замуж. В 1950 году родился мой брат Саша; мне, 14-летней девчонке, приходилось колоть дрова, носить воду, топить печку, стирать пеленки. Когда брату было пять месяцев, у мамы начался перитонит, ей сделали операцию при свечах. Отчима в это время не было дома, он работал вахтовым методом. В этой тяжелой ситуации нам помогли мои одноклассники: они напилили и накололи дров. А один раз меня поймали в центре Мелекесса: оказывается, купленное мне мамой на рынке платье оказалось украденным из детдома».

В 1957 году Людмила Петракова закончила в Ленинграде институт водного транспорта. Ее студенческая жизнь была насыщенной.

«Бабушка рассказывала, что после лекций она с одногруппниками часто ходила по музеям, театрам, концертам, – рассказала Мария Саксонова. – Она часто вспоминает, как однажды заявилась в ателье, где обслуживали жен генералов, со своим отрезом драпа и на последние деньги сшила себе пальто, которое позже, работая в Ульяновске, испачкала в мазуте. В Москве и Ленинграде в то время были полные витрины магазинов, а в Ульяновске не было ничего».

После окончания института Людмила Петракова устроилась работать в Ульяновский  речной порт, где проработала всю жизнь. В 1961 году она вышла замуж за Михаила Фадеева, и спустя почти год у них родилась дочь Наталья. В 1991 году Людмила Фадеева ушла на пенсию.

А о том, что в Волгограде на Солдатском поле будет увековечено письмо, которое Дмитрий Петраков адресовал своей дочери, сама Людмила Фадеева узнала не сразу.

«Она очень удивилась, получив на 30-летие Победы, в 1975 году, приглашение от волгоградского обкома комсомола, – рассказывает Мария Саксонова. – Только приехав в Волгограда и увидев мемориал, она все увидела и поняла».

Поле солдатской смерти

Настоящее Солдатское поле находится достаточно далеко от мемориала. Это почти 400 гектаров земли, расположившихся между Орловкой, Кузьмичами и Ерзовкой, ставшие местом наиболее ожесточенных боев сентября 1942-го.

«Бои были напряженными и там, где установлен мемориал. Об этом говорят найденные в тех местах боеприпасы и останки, – рассказывает известный волгоградский краевед Геннадий Слива. – Но наиболее сильные бои были северо-восточнее».

Солдатское поле 1975 года

В конце августа 1942 года севернее Сталинграда прорвались и вышли к Волге подразделения 14-го танкового корпуса вермахта. Через узкий «коридор» проходила важнейшая для немцев трасса снабжения.

«Немецкие танки нуждались в горючем, снарядах. Для немцев это была крайне необходимая линия снабжения частей, которые подбирались к Волге и к Сталинграду, – говорит Геннадий Слива. – Красная армия пыталась ликвидировать этот прорыв. На тот момент туда бросалось все, что только было под рукой».

Эти бои на 20 дней задержали немецкие войска от непосредственного наступления на Сталинград, где не было никого, кроме 10-й дивизии НКВД и двух-трех разрозненных и измотанных непрерывными боями стрелковых бригад. Поэтому в мясорубку под Орловкой одни за другими прямо с марша и эшелонов уходили в бессмертие тысячи солдат и офицеров.

«В конце августа 1942 года на этом направлении наступала армейская группа генерала Коваленко, – рассказывает основательница Городищенского историко-краеведческого музея музея, научный сотрудник Галина Шаповалова. – Затем в первых числах сентября – первая гвардейская армия генерала Москаленко, а в середине сентября – 66-я армия генерала Малиновского. Десятки дивизий, танковые корпуса и бригады участвовали в этих боях. Непосредственно в этом месте сражалась 38-я гвардейская, 84, 315, 116 и 49-я стрелковые дивизии, четвертый и седьмой танковые корпуса….»

Участник разминирования М. Половников, май 1975

Об ожесточенности боев могут свидетельствовать даже скупые сводки одной 49-й дивизии. Всего за три дня схваток в истоках балки Сухая Мечетка, где три раза переходила из рук в руки высота 124,7, погибла половина ее состава. За время боев дивизия потеряла один за другим трех своих командиров: генерал-майоров Додонова, Матвиенко и Черникова.

После боев на этом месте осталось кладбище немецкой и советской разбитой техники, которую еще долго потом свозили на переплавку на завод «Красный Октябрь», и огромное количество неразорвавшихся боеприпасов. До сих пор в этом поле работают и поисковые отряды, поднимая останки погибших солдат и офицеров.

«Когда я участвовал в Вахте памяти, проходившей в Городищенском районе, в ямках мы находили останки от трех до 15 бойцов, – вспоминает Геннадий Слива. – А ямка от ямки находилась на расстоянии от трех до семи метров. И так по всему этому участку».

Число оставшихся в полях неразорвавшихся боеприпасов оказалось таково, что, несмотря на неоднократное разминирование, 400 гектаров земли было невозможно использовать в хозяйственной деятельности 33 года.

Официально вспомнили о Солдатском поле только летом 1972 года.

Братская могила, в которой похоронен майор Петраков, село Любышь Брянской области

«В мае 1972 года ветеран 49-й стрелковой дивизии и участник тех боев Иван Васильевич Суворов с добровольными помощниками Владимиром Чернегой и Валерием Носовым нашли на этом поле  останки 14 наших воинов, – рассказывает Галина Шаповалова. – По найденным медальонам удалось установить имена только троих погибших. Это помощник командира роты 37-го отдельного понтонно-мостового батальона воентехник второго ранга Белистов Александр Александрович, с 24 августа 1942 года считавшийся без вести пропавшим, и воины 38-й гвардейской стрелковой дивизии сержант Николай Иванович Комин, рядовой Николай Николаевич Хазов, погибшие в начале сентября 1942 года. Остальные остались неизвестными. Погибших  торжественно перезахоронили в братской могиле хутора Кузьмичи».

О перезахоронении вышли публикации в ряде местных газет, в результате чего родилась идея возрождения «мертвого поля» и увековечивания его памяти. Ее активно поддержал Волгоградский обком ВЛКСМ. В то же время ЦК ВЛКСМ и штаб Всесоюзного похода комсомольцев и молодежи по дорогам боевой и трудовой славы готовили в Волгограде VII слет победителей этого похода. Его также решено было приурочить к «Солдатскому полю».

Из солдат-саперов запаса была организована группа, которая все лето 1975 года под командой офицера Воротецкого вела поиск, сбор и обезвреживание оставшихся со времен войны мин, снарядов, гранат, бомб. К началу слета – осени 1975-го – работа была успешно завершена. На поле было найдено и обезврежено 6540 взрывоопасных предметов.

В сентябре 1975 года, в дни Седьмого всесоюзного комсомольского слета победителей похода по местам боевой славы советского народа, на поле вышли 40 тракторов. Машины вели советские, болгарские, польские, вьетнамские трактористы. Маршал Василий Чуйков первым бросил на вспаханное поле горсть семян пшеницы.

«Момент  был и торжественный, и тревожный. Тревожный потому, что… слово "взрыв" никто не хотел произносить, все верили саперам, – рассказывает Галина Шаповалова. – Земледельцы приняли акт на пользование полем. Герой Социалистического труда Мария Пронина доложила о готовности экипажей тракторов. Руководитель операцией поднял флаг… и в самом конце поля раздался взрыв. Это саперы подорвали последнюю из мин».

Начались и работы по увековечиванию памяти. Но смущало то обстоятельство, что поле находится далеко от населенных пунктов. Не было к нему и хорошей дороги. Задуманный мемориал-памятник стоял бы в одиночестве. Поэтому решили соорудить его неподалеку от Городища, рядом с московской трассой.

Разминирование Солдатского поля

«Работу над мемориалом вел авторский коллектив, который возглавил лауреат Ленинской премии, автор "Хатыни" минчанин Леонид Левин, с ним работали волгоградский скульптор Алексей Криволапов и киевский инженер Наталья Савицкая, – рассказала Галина Шаповалова. – Торжественное открытие состоялось 3 мая 1980 года. Центр поля войны – площадь Памяти. Гранитная прямоугольная плита – это самое святое место мемориала. Здесь лежат герои, погибшие в Междуречье, на Солдатском, "мертвом", поле. В центре площади Памяти – композиция "Эхо войны". Рядом с предметами, которые несли смерть, стоит бронзовая фигура девочки. Родина защитила девочку. И сегодня она – среди погибших героев с цветком в руках. Рядом со скульптурой девочки – белоснежный треугольник-письмо, солдатское слово с поля боя к детям, женам, родным. Поле Войны соединяется пятью аллеями-дорожками с полем Мира. Здесь установлены лемеха, снятые с тракторов, которые распахивали "мертвое поле". Они отлиты из бронзы. Это, скорее, памятник преемственности поколений, чем мемориал непосредственно сражению и на поле сражения. А на настоящем Солдатском поле, к сожалению, нет даже памятного знака….»

Но стоит на Солдатском поле собирательный образ девочки Милы с васильком в руке. По всей стране тысячи таких девочек ждали возвращения своих отцов. Стояли, надеялись, верили. И, как Мила Петракова, ходили встречать возвращавшиеся с запада поезда, спрашивая всех, кто в форме: «Вы не знаете моего папу?... Он под Сталинградом воевал. А потом под Брянском. Дмитрий Адрианович. Майор Петраков. Красивый такой, с усами. Не знаете?»

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Ульяновский строительный колледж
    6 мая 2014 в 13:47

    Мы, студенты и преподаватели Ульяновского строительного колледжа, в котором преподавал Петраков Дмитрий Андрианович ищем Петракову Людмилу Дмитиревну.

    Любовь
    12 янв 2014 в 19:05

    Спасибо!Какие были люди,читаю и горжусь!

    Гость
    12 янв 2014 в 13:51

    Читала и рыдала безудержно. Дед мой погиб под Сталинградом. Спасибо за стаью. Спасибо таким отцам! Спасибо всем погибшим!