1 декабря вторник
СЕЙЧАС -4°С

«Мы часто говорим "легкие", а надо лечить голову»: профессор ВолгГМУ — о страшных последствиях COVID-19

Заведующий кафедрой внутренних болезней ВолгГМУ рассказал о неизученном до сих пор постковидном синдроме

Поделиться

После перенесенного коронавируса у многих переболевших начинаются проблемы с головой

После перенесенного коронавируса у многих переболевших начинаются проблемы с головой

Поделиться

Профессор рассказал о страшных для человека последствиях COVID-19

Коронавирус способен не только приковать человека к больничной койке на несколько недель. В худшем случае инфекция убивает, в более мягком — вызывает тяжелые последствия. По словам доктора медицинских наук, профессора, заведующего кафедрой внутренних болезней ВолгГМУ Михаила Стаценко, зараза поражает организм человека практически от мозга до костей. Страдают все органы, в результате чего восстановление может затянуться в среднем на полгода.

О том, что такое постковидный синдром, как с ним справиться, пока врачи лишь собирают данные, и кто может помочь — в нашем интервью с профессором.

— Мы сейчас много говорим о самой болезни «коронавирус», но мало о том, что будет с нами потом.

— Вообще не говорим!

— Тем временем, по мнению одного из волгоградских врачей, последствия этого заболевания мы все узнаем лет через 10. Когда «созреют» приобретенные заболевания.

— Может, и быстрее. Но отмечу, что большая часть людей выходит из борьбы с коронавирусом победителями. В конце концов это не смертельно опасная болезнь типа чумы, или холеры, или какой-то сибирской язвы.

— Но многие к коронавирусу именно так и относятся. Расскажите, как лично вы справились с вирусом.

— В моем случае всё понятно. Консультируя больных, общаясь с большим количеством пациентов, так же, как и другие врачи, я оказался в зоне риска. Почувствовал себя больным, появились первые симптомы болезни. Сразу же, зная, как протекает заболевание, уже дома начал принимать соответствующие препараты. Это были выходные дни, перед тем — в пятницу — я получил на руки положительный ПЦР-тест. В субботу и воскресенье я делал себе инъекции гепарина. Повторюсь, что к тому времени я диагностировал себе заболевание. В понедельник я сделал себе КТ, а во вторник уже лег в больницу. Ну а дальше стандартное лечение, включая назначение антитромботических препаратов.

Что до летальности коронавируса, то официально, как говорил Владимир Владимирович Путин, 1,5 или 1,6% летальности у новой коронавирусной инфекции. По крайней мере, по России это так. По западным странам своя статистика. У них процент больше. Штаты, к примеру, называют в районе 5–7 процентов. Не стоит забывать о том, что 25% в среднем, по российской по крайней мере статистике, — люди, которые имеют мало симптомов или переносят коронавирусную инфекцию бессимптомно. Это тоже надо иметь в виду и не стоит представлять себе всё в черных красках.

— Почему при лечении коронавируса важно применять антитромботические препараты?

— В основе этой болезни лежит микрососудистый микротромбоз. Без антитромботических препаратов, которые препятствуют образованию тромбоза, на сегодняшний день эту инфекцию побороть нельзя. Ну и, кроме всего прочего, необходимо лечение кортикостероидами, антибактериальными и противовирусными препаратами.

Вы затронули вопросы, на самом деле очень важные. Потому что все говорят о профилактике болезни. Это, конечно, важно. Говорят о самой болезни. А о так называемом постковидном синдроме мало что говорится, хотя сам термин уже вошел в оборот.

— Что происходит после того, как болезнь сошла на нет?

— Ни у кого не вызывает сомнения, что новая коронавирусная инфекция COVID-19 — это вирус. Это заболевание, в основе которого лежит микротромбоз и геморрагические осложнения. Вирус вызывает образование тромбов. И патологоанатомы, когда вскрывают пациента, видят везде наличие микротромбозов. В легких, и это сопровождается дыхательной недостаточностью при жизни, в мозге, что сопровождается развитием энцефалита. Они также видят поражение почек, вследствие чего развивается почечная недостаточность. Появляются мироктромбозы в печени, поджелудочной железе. В последнем случае развивается сахарный диабет. В результате атаки вируса поражается кишечник и даже кожа.

Коронавирус — это системное заболевание. В основе него лежит так называемый ДВС-синдром. Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания. Мы всё время говорим «легкие, легкие». На самом деле — дыхательная недостаточность. И она связана не с пневмонией как таковой, а с пневмонитом. Это не та банальная бактериальная пневмония, это немного другое. В основе пневмонита лежит образование тромбов в мелких сосудах легких, вследствие чего легкие не выполняют свою функцию. В результате этого нарастает дыхательная недостаточность. Человек задыхается.

Нечто подобное может происходить и в сердце, что сопровождается развитием миокардита — воспалительного поражения в сердце. Может возникать скапливание жидкости в сердечной сумке — так называемые перикардиты. Жидкость, кстати, может скапливаться и в плевральной полости, когда развивается плеврит. Но в любом случае это всегда такое системное поражение.

— Как системные поражения сказываются на дальнейшем самочувствии пациентов?

— Очень часто происходит так, что люди переносят болезнь, получают свои два отрицательных анализа ПЦР, но у них сохраняются жалобы. На сильную головную боль, жутчайшую слабость, нарушение сна, сновидения могут быть яркие, у некоторых вплоть до галлюцинаций. У большого количества людей развивается депрессия вплоть до суицидальности. Не хотят жить. Многие очень тревожны, боятся умереть. У других повышенная плаксивость, бессонница. У кого-то — нарушения температуры: то повышенная, то нормальная, то сниженная. Ряд пациентов страдают от скачков давления. То же самое с нарушениями желудочно-кишечного тракта: то поносы, то запоры. Я уже не говорю о таком поражении, как аносмия — утрата способности ощущать вкусы и запахи. У других со стороны сердца нарушение ритма может быть. У третьих — нарушения дыхания. Вроде и перенесли болезнь, а кажется, что не хватает воздуха.

— На сегодня уже есть понимание, как избавиться от последствий коронавируса? Сколько длится восстановление?

— Постковидный синдром еще в принципе малоизучен. Пандемия идет с декабря прошлого года, а сейчас у нас только октябрь. Даже года еще не прошло. Тем не менее в литературе уже есть описания, что постковидный синдром может продолжаться и три, и четыре, и даже шесть месяцев. У меня глубокое убеждение, что это связано в первую очередь с нервной системой. Причем нервная система поражается вся. В результате мы имеем всевозможные невриты: моно-, когда поражается только один нерв, и полиневриты — когда несколько.

Достаточно часто при осмотре неврологом пациенту говорят: «Слушайте, вам надо голову лечить». Он, врач, в таком случае прав. Надо лечить голову. И слабость, и нарушения сна, и тревога, и депрессии с суицидальными мыслями, и нарушения терморегуляции, и плаксивость, и даже скачки давления — это всё связано с поражением нервной системы. Это проявление перенесенного энцефалита. А как лечить? Чем помочь? На сегодняшний день ответа нет в рекомендациях. Ни в российских, ни в европейских, ни в американских. Ни в каких. Хотя есть кое-какие диагностические возможности.

Есть отдельные публикации, которые говорят, что, если делать магнитно-резонансную томографию, МРТ головного мозга, можно выявить соответствующие изменения. К примеру, в случае с аносмией. У нас есть так называемые центры обоняния в головном мозге, которые поражаются вирусной инфекцией COVID-19. Они визуализируются при магнитно-резонансной томографии. Иными словами, есть методы, которые позволяют диагностировать нарушения в нервной, а также в вегетативной и периферической системах. Но публикаций, повторюсь, на сегодняшний день не очень много.

— Утвержденных рекомендаций нет, но, возможно, есть советы, как нормализовать самочувствие?

— Во-первых, мы должны четко проговорить, что надо больше уделять внимание своему здоровью. Должна быть достаточная физическая активность, но только не до упаду и желательно под контролем медицинского работника. Больше бывать на свежем воздухе. Казалось бы, банальные вещи говорю, но на самом-то деле человек, который две или три недели пролежал в койке, сильно ослабевает. Кому-то нужно начинать с хождения по этажам, кому-то ходить до ближайшего магазина.

Второе — это дыхательная гимнастика. По семь минут утром, в обед и вечером человек должен заниматься. Обычно доктора, когда выписывают, рассказывают, как должны вовлекаться в процесс мышцы. Обязательно должны подниматься руки, производиться глубокий вдох, чтобы задействовались межреберные мышцы и человек мог в легкие набрать воздух. Затем форсированно человек должен выдыхать воздух.

Питание после выписки должно быть богато витаминами. Сейчас, слава богу, есть свежие овощи и фрукты. Должно быть ограничение сладостей, особенно печеного и сладкого, поскольку сахар, по большому счету, снижает иммунитет. Также должно быть в рационе достаточно белка. Некоторым мы советуем, особенно тем, у кого были какие-то кожные высыпания от ковидной инфекции, избегать ультрафиолета и меньше бывать на солнце. Ну и на какое-то время исключить вакцинирование. Уж точно могу сказать, что я бы воздержался от антиковидной вакцины. Кстати, вакцинирование после коронавируса — фактор, который еще совершенно не изучен. Ответа нигде в литературе вы не найдете. Поэтому с осторожностью надо относиться к вакцинации, совершенно непонятно, как отреагирует на нее иммунитет и весь организм.

— Нужно ли после выписки применять какие-то препараты?

— Из лекарственных препаратов больным, которые перенесли форму среднетяжелую и тяжелую, а постковидный синдром более чем очевиден, рекомендуют продолжить еще антитромботическую терапию. Такие препараты есть. Обычно рекомендуют так называемые пероральные, для приема внутрь, прямые антикоагулянты. Есть специальные препараты. Могу назвать международные наименования: «Ривароксабан» и «Апиксабан». Обычно эти препараты назначаются для приема еще месяц-два после перенесенного заболевания. Пациенты их начинают принимать еще в больнице и продолжают после выписки.

Отмечу, что к встрече с пациентами, перенесшими коронавирус, сегодня должны быть готовы врачи различной практики — и терапевты, и гастроэнтерологи, и кардиологи, и неврологи. Все они могут столкнуться с постковидным синдромом. И его надо, конечно, знать. При этом сами пациенты должны понимать, что надо набраться терпения и всё по большому счету лечится. С этим можно справиться, главное — не терять оптимизма и следовать рекомендациям.

оцените материал

  • ЛАЙК28
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...