V1
Погода

Сейчас+8°C

Сейчас в Волгограде

Погода+8°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +6

2 м/c,

зап.

758мм 76%
Подробнее
USD 93,25
EUR 99,36
Криминал Дело экс-главы СУ СКР Михаила Музраева «Авторитет в Волгограде был один — Музраев»: по делу генерала допросили заказчика громкого убийства в центре Волгограда

«Авторитет в Волгограде был один — Музраев»: по делу генерала допросили заказчика громкого убийства в центре Волгограда

Алиетдин Махмудов заявил: «Каждый, кто хотел делать бизнес, обязан был дружить с Владимиром Кадиным и Михаилом Музраевым»

Осужденный за организацию заказного убийства Алиетдин Махмудов заявлял — главным криминальным авторитетом Волгограда был Михаил Музраев

В Южном окружном военном суде Ростова-на-Дону продолжен суд над обвиненными в терроризме бывшим руководителем СУ СКР по Волгоградской области Михаилом Музраевым и бизнесменом Владимиром Зубковым. О их роли в политической и экономической жизни Волгограда ярко, образно и порой крайне фантастично рассказал на заседании известный криминальный авторитет Алиетдин Махмудов. В описанной им запутанной истории взаимоотношений политиков, боксеров, депутатов, бандитов и правоохранителей Волгограда лейтмотивом звучало одно — практически все громкие преступления и переделы бизнеса в городе-герое происходили исключительно по желанию и повелению генерал-лейтенанта юстиции.

Напомним, генерал-лейтенанта Михаила Музраева и Владимира Зубкова обвиняют в том, что в 2016 году они через арендатора Центрального рынка Евгения Ремезова организовали поджог коттеджа в поселке Латошинка, принадлежавшего преуспевающей брянско-волгоградской бизнес-леди Наталье Казачковой, в котором по до сих пор неизвестным причинам и договоренностям ночевал губернатор Андрей Бочаров. Поджога не получилось, а дом практически не пострадал, но следствие решило, что это акт терроризма. Кроме того, Михаил Музраев обвиняется в незаконном хранении 54 патронов от маузера. Сам же экс-руководитель СУ СК настаивает, что патроны ему подкинули во время обыска оперативники ФСБ.

«Вы своими бандитскими помыслами предложили меня вместо Кадина»

Убийство Сергея Брудного и ранение Евгения Ремезова

Практически половину дня на заседании допрашивали свидетеля — Алиетдина Махмудова. Допрос велся по видеосвязи. Известный в Волгограде уроженец Дагестана и близкий коллега убитого в августе 2011 года вице-президента волгоградской областной федерации бокса Владимира Кадина сам отбывает наказание. Он был приговорен к 17,5 года колонии строгого режима за организацию убийства авторитетного бизнесмена Сергея Брудного и тяжелого ранения уже осужденного за терроризм арендатора Центрального рынка Евгения Ремезова. Киллеры стреляли в них в самом центре Волгограда — у кафе «Маруся» на Аллее Героев. Ранее же Алиетдин Махмудов был осужден за вымогательство крупной суммы у председателя национальной культурной автономии корейцев Волгограда. Причем по делу он шел вместе с еще одним заказчиком убийства Брудного — Александром Гебертом и организатором недавнего автопробега «Своих не бросаем», координатором регионального движения «Сорок сороков», экс-серебряным призером чемпионата Европы по боксу Сергеем Лопатинским.

В суде Алиетдин Махмудов заявил, что прекрасно знал всех, кто решал вопросы в Волгограде: Владимира Кадина, Сергея и Виталия Брудных, Владимира Зубкова и, конечно же, Михаила Музраева.

— Я занимался боксом, у меня было казино, по направлению бокса мы общались с Кадиным, — рассказывал Алиетдин Махмудов. — У него были связи с Музраевым, с другими людьми. Он мне помог с помещением. С Виталиком Брудным знаком, знаком с Сергеем, они занимались предпринимательством. Музраева знаю, знаком. Он близко общался с Владимиром Кадиным и Владимиром Зубковым. Друзьями были. Зубкова я тоже очень хорошо знал.

Могила Владимира Кадина на новом Ворошиловском кладбище

Алиетдин Махмудов уверял, что встречи уважаемых и авторитетных в Волгограде людей проходили в усадьбе «Сосновый бор», в кафе «Замок на песках», а также «офисе» Владимира Кадина. При этом Махмудов там получал указания выполнить ту или иную незаконную просьбу, которую называли «просьбой Музраева». По его словам, Владимир Кадин был криминальным авторитетом, братья Брудные — просто бизнесменами, а Владимир Зубков выполнял роль посредника между Кадиным и Музраевым.

— Все указания Кадину Музраев передавал через Зубкова, — заявил Алиетдин Махмудов. — Я не раз был очевидцем этих переговоров, мы не раз сидели вместе с Зубковым и Кадиным. Музраев прикрывал все криминальные действия Кадина в Волгограде. Кадин платил Музраеву за покровительство. Мы все деньги, которые платили за аренду помещений, передавали Зубкову, тот же говорил, что передает их Музраеву.

Если верить Алиетдину Махмудову, которого, кстати, называли одним из самый ярких претендентов на пост лидера «кадинского» ОПГ, то ни о каком переделе сфер влияния после убийства Владимира Кадина не было. Теневой хозяин города был только один — руководитель СУ СКР по Волгоградской области Михаил Музраев.

— Криминальным авторитетом был Музраев. Ни Брудный, ни кто другой. Он набирал людей себе, — заявлял Алиетдин Махмудов. — Я присутствовал на встречах Брудного с Зубковым, но Музраева не было. Все говорили: Музраев сказал, Музраев то, Музраев се… Зубков угрожал бизнесменам, чтобы те шли к Музраеву, решали вопросы и платили деньги.

Могила Сергея Брудного на кладбище в Тракторозаводском районе

Впрочем, сам Махмудов не отрицал, что мог занять место Владимира Кадина. На заседании его даже прямо спросили:

— После убийства Кадина вообще кто еще претендовал на его роль? — спрашивал Михаил Музраев.

— Вы хотели меня, я отказался, — гордо ответил Алиетдин Махмудов.

— А почему я предложил вам? Вы что, бандит? — не сдерживая смех, уточнял Михаил Музраев.

— Я не бандит, бандит вы! Вы своими бандитскими помыслами предложили меня на место Кадина! — настаивал Махмудов. — Потому что я имею влияние среди кавказцев как честный человек, как спортсмен и потому что деньги вам должен.

«Он хотел поставить своих мэров, губернаторов, глав администраций»


Алиетдин Махмудов уверяет: весь криминалитет Волгограда действовал по приказу Михаила Музраева

По версии Алиетдина Махмудова, влиял Михаил Музраев и на политическую жизнь Волгограда.

— Были угрозы от имени Музраева и Зубкова. Они выбрали тот момент, когда начались досрочные выборы. Музраев просил Зубкова, чтобы лично я посодействовал в перекрытии дороги в Кировском районе, чтобы их кандидат стал депутатом и смог продвинуть нужного человека на должность сити-менеджера, — уверял он. — ВРИО губернатора хотел поставить главой администрации города Ирину Соловьеву. Конкурировала с ней Ирина Гусева. Федерация бокса помогала в выборах, мы проголосовали за Гусеву. Ее гражданский муж был тогда президентом федерации бокса. Поэтому федерация бокса голосовала за Ирину Гусеву. Потом пришел Брудный, сказал, что Музраеву это не понравилось. Он хотел поставить своих мэров, губернаторов, глав администраций, потому что его влияние в регионе падало. И поэтому он попросил устроить митинг, чтобы показать, что народ недоволен. Я попросил, чтобы люди ходили через пешеходный переход туда-сюда, чтобы видели, что народ недоволен, когда Бочаров проводит своих людей.

Впрочем, к заявлениям Махмудова адвокаты и сам Музраев отнеслись с изрядной долей скепсиса.

— Раз вы хорошо общались с Зубковым, выяснили, от кого исходила просьба о перекрытии дороги?

— Выяснял. Дословно сказал: «Сказал Музраев».

— Это вы у Зубкова спросили?

— И с Зубковым я общался.

Юрий Иванов был убит в 2018 году

Защита тут же вспомнила: на следствии Махмудов утверждал, что с просьбой перекрывать дороги протестующими к нему обращался не Владимир Зубков, а «правая рука» Владимира Кадина — убитый в 2018 году у «Царицынской оперы» Юрий Иванов.

— Так Иванов сказал перекрывать дорогу или Зубков? — уточняли адвокаты.

— Иванов и Зубков, — выкрутился Махмудов. — Да. Они сказали, что Музраев попросил, чтобы за Бочарова. Там у него были моменты. Прошел единоросс, народ недоволен, надо народ заткнуть. И все эти просьбы были Музраева.

— То есть вы проводили предвыборную кампанию? — расспрашивал Михаил Музраев.

— Брудный, не я. В выборах я, как гражданин России, и вся федерация бокса участвовали за Гусеву, — стоял на своем Махмудов. — А вы организовали против «Единой России» голосование в Кировском районе.

— А вам известно, что сити-менеджер не назначается голосованием граждан? — уточнял Михаил Музраев.

— Нет, выбирают депутатов, депутаты выбирают сити-менеджера, — вспоминал политические процессы в Волгограде Махмудов, — а мы оказывали помощь депутатам. Перекрыли дорогу.

А Рому «Ремня» знаешь?


С Александром Гебертом Алиетдина Махмудова связывали дружба, заказное убийство Брудного и вымогательство у лидера корейской диаспоры

Удивительно, но порой казалось, что заседание всё больше походило либо на встречу ветеранов громких событий, либо на фильм про бандитские 90-е. Уж слишком часто звучали когда-то весомо звучавшие в Волгограде фамилии в сопровождении вопросов: «А этого знаешь? А его?»

— А знакомы вы ли с Вахо Симолашвили? Вам знаком Геберт? А судью Добрынину вы знаете? Знакомы ли вы с Литвиненко, Зверевым и Щуром? Знакомы вам Долганов, Молодцов, Брудный, Поташкин, Рогов, Чиков и Лопатинский? Являлись ли членами преступного сообщества Кадина? — сыпали вопросами адвокаты и Михаил Музраев. — А Родиончика Зарембу? А Тимоху? А Рому «Ремня»?

Практически со всеми, если судить по ответам, Алиетдин Махмудов были или знаком, или встречался, или общался, или поддерживал какие-то деловые отношения.

— В одном городе живем. Встречались, — держал свою линию Алиетдин. — И с вами тоже встречались.

Для справки: большая часть упоминаемых на допросе людей были, да и сейчас порой широко известны в Волгограде. Вахтанга Симолашвили задерживали в 2014 году за хранение пистолета «ТТ» и называли «положенцем от воров в законе» — смотрящим за местами лишения свободы Волгоградской области. Александр Геберт был осужден на 17 лет колонии за организацию убийства Сергея Брудного вместе с Алиетдином Махмудовым, а раньше вымогал деньги вместе с Махмудовым и Сергеем Лопатинским у председателя культурной автономии корейцев. Сергей Лопатинский, в свою очередь, бывший серебряный призер чемпионата Европы по боксу и координатор регионального движения «Сорок сороков», только недавно стал одним из организатором автопробега «Своих не бросаем» в поддержку спецоперации на Украине. Экс-председатель Дзержинского районного суда Волгограда Юлия Добрынина взяла 2,5 миллиона рублей от жены Владимира Зубкова и получила за это два года, правда, с отсрочкой исполнения приговора. Группа депутатов Волгоградской городской думы Федор Литвиненко, Алексей Зверев и Евгений Щур ранее обвинялись в создании ОПГ в сфере автострахования. Чемпион Европы по кикбоксингу Владимир Поташкин получил семь лет колонии строгого режима за вымогательство денег под предлогом оказания юридических услуг и драку в кафе. А за покушение уже на Владимира Поташкина отправлен в колонию еще один свидетель обвинения по делу Музраева — Виталий Брудный. Что же касается Ромы «Ремня», то это некогда действовавший в Волгоградской и Ростовской областях, а ныне депортированный в Грузию «вор в законе» Роман Барбакадзе.

«Дружил, но не как преступник, а как бизнесмен»

Евгений Ремезов, по словам Алиетдина Махмудова, хороший человек и друг

Алиетдин Махмудов также заявил, что Евгений Ремезов, отбывающий наказание за организацию покушения на Андрея Бочарова, был его хорошим другом. Хорошим другом был и Владимир Кадин. Но якобы по просьбе Михаила Музраева эти хорошие и добрые друзья криминальными способами давили на волгоградский бизнес и обкладывали его данью. Например, страдал от них известный волгоградский предприниматель Андрей Воробьев, владелец торговой сети «МАН»:

— Была такая фирма «МАН», — заявил Алиетдин Махмудов. — Мы с Воробьевым хорошо общались. Ему угрожал Брудный, били витрины, снесли его магазин. В конце концов, брудновских пацанов посадили. Говорили, да, по указанию Брудного, но по просьбе Музраева. Хотели, чтобы Воробьев платил ему. Да и Воробьев сам может подтвердить, что били витрины и сносили магазины.

Рассказ о давлении на бизнес заинтересовало и адвокатов Зубкова.

— Вы сейчас пояснили, что Зубков угрожал предпринимателям. Кому именно? — спрашивали адвокаты.

— Магазин в Дзержинском есть. Делает котлеты по-киевски. Он отправил своих людей, чтобы котлеты по-киевски платили деньги, — вспоминал Махмудов.

Якобы страдал от приказов Музраева и владелец ООО «Центральный рынок» Евгений Ремезов, который сам ранее рассказывал интересные подробности о бизнес-процессах в городе. Со своей, естественно, точки зрения.

— Он всегда помогал федерации бокса, у нас были тесные отношения, мы были как друзья, на дне рождения вместе бывали. Я не мог прийти, — заявил Махмудов. — У Ремезова не было проблем с администрацией. У него были проблемы с Михаилом Музраевым. А федерация бокса не могла ничем помочь, не могла никак защитить от Музраева.

Сам же Алиетдин Махмудов, по его словам, был вынужден дружить и общаться с таким страшными людьми, как Владимир Кадин и Михаил Музраев.

— Вы были приближенным к Кадину? — спросили его прямо.

— Да, был приближенным, близко дружил, но не как преступник, как бизнесмен, — ответил он. — Тогда было так: если хочешь делать бизнес — надо дружить. Он был человек Музраева. Все бизнесмены общались с Кадиным от страха перед Музраевым. Иначе и быть не могло.

«У меня чайная или вокзальное кафе?»

Владимир Зубков рассмеялся, услышав, что Махмудов был частым гостем в его доме

Многословный и подробный рассказ Алиетдина Махмудова, а особенно заявления, что он был частым гостем в доме Владимира Зубкова, вызвали у того искренний смех. Впрочем, и к остальным словам Махмудова и он, и Михаил Музраев явно отнеслись как развесистой, но совершенно не соотносящейся с действительностью, «клюкве».

— Ходил в гости, общался, — рассказывал Махмудов о своих частых визитах домой к Владимиру Зубкову. — У него частный дом на Хорошева. Адрес не могу сказать, но могу показать. У него еще домохозяйка была китаянка, которая по-русски не разговаривала. Я могу описать. Частный дом буквой «П», во дворе бассейн. Армяне сделали весь дом деревом. Я был десятки раз дома, даже больше. Я могу показать, где находится. По Ангарской на правую сторону, частный дом.

До этого лишь изредка подававший скептические реплики Владимир Зубков рассмеялся, а затем не выдержал:

— Вы у меня дома были не один раз, пили чай в районе Хорошева. Сколько раз вы у меня дома были?

— Раз 20–30 точно.

— Всё, я понял. Я живу вообще-то в этом же районе, в другой стороне. Дом у меня не буквой «П», и бассейна у меня не было. Кто бы пустил тебя ко мне домой? Я тебя в жизни пятый раз вижу. А ты у меня дома был. Как ты ко мне заходил? У нас есть хоть один общий знакомый? Ты звонил: «Можно я приеду в гости»? Или я тебе звонил: «Приезжай ко мне в гости на чай, мне не хватает кавказского друга»? Как мы встречались? На какие темы?

— 100, 500 раз…

— Да хоть 600 раз. Ты объясни, что ты ко мне приезжал? Чай пить? У меня не чайная. У нас есть хоть один совместный телефонный разговор?

— Ты мне сказал, Музраев попросил…

— У меня чайная или вокзальное кафе?

— Очевидцы подтвердят, что мы с тобой встречались 50 раз. В «Сосновом бору» встречались.

— Я там работаю. Таких, как ты, там десятки ходят. В «Фасоли» я с тобой встречался, а дома ты у меня не был никогда.

— Ты все слова Музраева передавал нам.

— Аллаха не боишься? Он у меня дома был 50 раз, а хоть один звонок зафиксирован? Ты мне звонил?

— Я вам звонил и у вас дома бывал.

— А я звонил вам?

— Звонил. И Музраев мне звонил сам лично.

— Я понял. Это уже запредельно. У меня никогда его телефона не было, я ему не звонил и ни в каких его услугах не нуждался. И все ответы у него какие-то маразматические.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем