29 июля четверг
СЕЙЧАС +24°С

«Из камеры в камеру доехал до Оренбурга»: волгоградца незаконно удерживали в СИЗО 127 дней

За это ему присудили 30 тысяч рублей моральной компенсации, или 230 рублей за каждый день заключения

Поделиться

Андрей Баглай категорически не согласен с решением суда

Андрей Баглай категорически не согласен с решением суда

Поделиться

Жителя Волгограда Андрея Баглая незаконно удерживали в СИЗО 127 дней. Мужчина был приговорен к полутора годам колонии-поселения за нарушения правил охраны окружающей среды. По версии следствия, он раскопал песчаный карьер на землях сельскохозяйственного назначения. Сам волгоградец утверждает, что это его земля и он занимался на ней совершенно законными работами. При этом в процессе судебного разбирательства и после него ему пришлось провести в заключении на четыре месяца больше положенного. За это Андрею выплатили компенсацию — всего 30 тысяч рублей.

Напомним, как сообщали в прокуратуре Волгоградской области, с июля по август 2016 года тяжелая строительная техника, работающая без всяких разрешений, сняла плодородный слой почвы на площади свыше двух гектаров с глубиной разработки карьера в три-четыре метра. Тогда на основании материалов надзорной проверки в Иловлинском районе возбудили уголовное дело по факту нарушения правил охраны окружающей среды при разработке песчаного карьера.

— Директор ООО «Мостовик» Андрей Баглай продал 10 тысяч 400 тонн песка, — рассказывали в пресс-службе областной прокуратуры. — Грузовые машины, которые забирали товар, уничтожили верхний слой почвы и лесную подстилку еще на 500 квадратных метрах земли. Бизнесмен навредил окружающей среде на 20 миллионов рублей.

Иловлинский районный суд признал Андрея Баглая виновным и отправил на полтора года в колонию-поселение. Кроме того, мужчину обязали разработать проект восстановления почвы, а его компанию — заплатить 3 миллиона рублей за проданный песок.

По словам самого экс-бизнесмена, никаких карьеров он не разрабатывал, песок не продавал, а земля, на которой велись работы, принадлежит ему.

— У меня есть земля, она моя, в частной собственности, — рассказал Андрей Баглай. — Я собирался там выкопать пруд, чтобы там разводить рыбу и построить там теплицы — земля-то сельхозназначения. Это были паи, и я их выкупил. Я нанял фирму, заключил с ней договор на полтора миллиона рублей, она мне подготовила проект работ. Мы должны были снять плодородный слой, складировать его рядом, выкопать лишний песок. Этот песок фирма забрала себе, я его не продавал. А что они с ним делали — это их дело. Когда началось расследование, мне сказали, что я нарушил плодородный слой. Так я же должен был по закону при рекультивации его вернуть, но не смог, потому что меня посадили. Следователи утверждали, что проекта нет, а его, кстати, никто не смотрел даже и к делу не приобщал. Просто выкинули. Более того, землю мы выкопали 30 на 30 метров. А мне в деле написали два гектара. Ну разница, по-моему, ощутимая. Реальная работа стоит всего 70–80 тысяч. Но мне почему-то сначала 122 миллиона насчитали, потом 40, потом 20. И ко всему этому полтора года колонии-поселения. Обжаловать у нас с адвокатом приговор не получилось.

Андрей Баглай воспитывает двух дочерей

Андрей Баглай воспитывает двух дочерей

Поделиться

Андрей Баглай утверждает, что в течение всего срока расследования и первые заседания судов он провел, будучи на свободе. А 29 мая 2017 года его отправили в СИЗО.

— Еще на этапе судов я провел в СИЗО более шести месяцев — я тогда уже пересидел 12 дней, — продолжил экс-бизнесмен. — По моей статье — 246-й — так как она не тяжелая, больше полугода нельзя находиться в СИЗО. Но всё же я там пробыл больше, чем можно. Потом я вышел, мне дали подписку о невыезде. Я обжаловал лишние 12 дней, тогда суд решил, что один день как бы стоит не меньше двух тысяч, и присудил мне 24 тысячи рублей моральной компенсации.

По словам волгоградца, сначала его хотели отправить в колонию-поселение с обычными заключенными. Тогда он напомнил правоохранителям, что когда-то сам работал в КГБ, а потом в милиции, поэтому его можно посадить только в «красную зону» для таких же. После этого ему сказали, что скажут, как определятся с местом отбывания наказания.

— С тех пор в течение года мне никто ничего не говорил. А тем временем у меня родилась дочка, — рассказал Андрей Баглай. — Потом как-то раз мы с ней гуляли, ко мне подбегают и говорят, что я больше года скрываюсь. А я вообще-то всё это время обжаловал приговор, добивался компенсации за первые полгода с лишним в СИЗО, неоднократно меня останавливали сотрудники ГАИ, ни разу вопросов не было. Где я скрывался? Ну ко мне подлетели сотрудники, говорят, что едем в СИЗО. Я говорю: «Пока ребенка домой не отведу, никуда не поеду». Завели мы ребенка домой, повезли меня сначала в Дзержинский районный отдел полиции. Закрыли меня там, хотя не имели права. Просидел я трое суток. Потом они меня отвезли в СИЗО. Прошел суд, отправили меня досиживать. По идее я должен был 4,5 месяца досидеть в колонии-поселении. Но меня отправили во Фролово, снова в СИЗО. И в одиночной камере я сидел. Не могу позвонить даже никому. Родные тогда даже не знали, что меня увезли в область. У меня есть ряд хронических заболеваний, о которых я напомнил сотрудникам. И только тогда они сообщили моей жене о том, где я. До этого я каждый день писал письма в прокуратуру, но они туда не доходили. Затем меня отправляют в другое СИЗО фроловское, потом в саратовское СИЗО, потом куйбышевское, затем в оренбургское, орское, ну и потом наконец в колонию-поселение города Кувандык Оренбургской области, где мне досиживать оставалось месяц.

С учетом времени, проведенного в СИЗО, Андрей Баглай провел в заключении на 127 дней больше положенного срока. Экс-бизнесмен освободился из колонии-поселения прямо перед началом пандемии. Со своим адвокатом он подал иск к Управлению федерального казначейства по Волгоградской области, УФСИН по Оренбургской области и ФСИН России, потребовав 254 тысячи рублей в качестве моральной компенсации. Суд решил, что требования волгоградца завышены, присудив ему 30 тысяч рублей, или примерно 230 рублей за каждый день, незаконно проведенный в местах лишения свободы.

В самой колонии-поселении Андрей Баглай провел всего месяц

В самой колонии-поселении Андрей Баглай провел всего месяц

Поделиться

— С учетом того, что факт отбывания наказания истцом свыше определенного судом наказания нашел свое подтверждение, право истца на свободу, личную неприкосновенность и свободу передвижения было нарушено ввиду ограничения его свободы, что, безусловно, повлекло причинение истцу морального вреда в виде нравственных страданий, который подлежит компенсации, — сказано в решении суда. — Учитывая обстоятельства причинения морального вреда истцу в результате излишнего отбытия наказания и бездействия инспекции, степень нравственных страданий, принимая во внимание данные о личности истца, фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, суд приходит к выводу о явной несоразмерности заявленной ко взысканию компенсации морального вреда, в связи с чем полагает возможным взыскать в его пользу таковую в размере 30 тысяч рублей.

С такой суммой не согласился ни сам Андрей Баглай, ни его адвокат — Иван Иванов.

— Чтобы юридически грамотно выносить решение по данному спору, надо судью поместить в следственный изолятор или в тюрьму, чтобы она 120 дней провела там, а потом спросить у нее, во сколько она оценивает каждый день проведения в местах лишения свободы, — считает Иван Иванов. — То, что наши судебная и правоохранительная системы оценивают в несчастные копейки 120 дней, незаконно проведенные в местах лишения свободы гражданином РФ, я считаю, что это позор судебной системы и всего государства. В этом случае судья оперлась на свое искаженное внутреннее убеждение. А в предыдущий раз, когда мы подавали иск за 12 лишних дней в СИЗО, судья опирался на аналогичные решения по делам, которые дошли до Верховного суда, и практику Европейского суда по правам человека.

Вместе с юристом Андрей Баглай обжаловал это решение суда в апелляционном порядке. В настоящее время они ожидают назначения даты судебного заседания.

С решением суда не согласны и врачи Волжского перинатального центра — Елена Попова и Наталья Андреева, которых накануне приговорили к двум годам колонии спустя несколько лет после гибели беременной Елены Мачкалян. Отчаявшиеся медики до сих пор не понимают, в чём их вина, когда для спасения жизни женщины они сделали всё, что могли. Впервые они рассказали свою версию событий в интервью корреспонденту V1.RU.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ7
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Волгограде? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...