18 августа воскресенье
СЕЙЧАС +25°С

«Продолжим третьего сентября»: суд сделал паузу в деле о гибели 11 волгоградцев на катамаране

От непосредственных участников трагедии перешли к показаниям других жителей региона

Поделиться

Сергей Шкуренко считает, что контроль предотвратил бы смерть людей

В суде Ворошиловского района прошло очередное заседание по громкому уголовному делу лодочника Леонида Жданова и погибшего капитана «Елани-12» Дмитрия Хахалева, которых обвиняют в гибели 11 человек. 

О трагедии на Волге рассказали и выжившие волгоградцы, и их родные. Один из пассажиров злосчастного катамарана «Елань-12» назвал фамилии тех, кого он считает виновниками крупной речной аварии. 

V1.RU провел онлайн-трансляцию из зала суда. 

Все уже смирились, что приходится тратить время на странные обвинения судьи в «преступлениях»

Все уже смирились, что приходится тратить время на странные обвинения судьи в «преступлениях»

На сегодняшнее заседание пришла мама погибшего Виталия Неграша, которой каждое заседание дается с большим трудом.

— До заседания нам поступил очередной отвод от гражданского ответчика Прохорова, который обвиняет судью в совершении преступлений, — читает судья Никитина.

А у нас снова перерыв. В очередной раз судье Никитиной пришлось уйти в совещательную комнату, чтобы решить вопрос об отводе. Участники заседания, которые еще не привыкли к ходатайствам Алексея Прохорова, пытаются на ходу разобраться в юридических терниях.

Тем временем напомним, что Леонид Жданов является директором лодочной станции ООО «Пристань», где швартовался катамаран, принадлежавший экс-главе Калачёвского района Дмитрию Хахалеву. В компании сотрудников ГИБДД и членов их семей он отправился 11 июня отдыхать на борту яхты. Вечером катамаран столкнулся с проходившим по Волге судном «Капитан Вечеркин». В результате трагедии погибли 11 человек.

По уголовному делу проходят Леонид Жданов и погибший Дмитрий Хахалев. Директора лодочной станции следователи обвиняют в том, что он выпустил компанию на речную прогулку. Волгоградцы уверены, что все обвинения притянуты за уши. Судить Жданова, заявляют горожане, — все равно что судить владельца парковки, на которой стояла машина, попавшая потом в ДТП. 

Адвокат Надежды Хахалевой уверен, что судья Ворошиловского района оправдает Леонида Жданова и признает виновным в трагедии погибшего Дмитрия Хахалева.

Гражданский защитник матери Дмитрия Хахалева уже не в первый раз пытается уличить судью в преступлениях против правосудия и обещает начинать с отвода каждое заседание. Пока мужчина держит свое слово.

— Судья Никитина совершила преступления против правосудия, — зачитывает мужчина. — Из вашего постановления видно, что вы не осознали свою вину, в содеянном не раскаялись и не встали на путь исправления. Вместо заглаживания вреда вы решили сделать вид, будто трижды продлевали арест имущества погибшего Дмитрия Хахалева. К сожалению, скрыть истину у вас не получится. 

На прошлых заседаниях Алексей Прохоров пытался привлечь внимание родных погибших и студентов, которым он намерен доказать «истину». 

— Чему избиратели Путина должны верить больше? Вашему постановлению или фотографии, сделанной журналистами? — рассуждает адвокат. — Вы решили на все закрывать глаза, пользуясь своей неприкосновенностью.

Прохоров обещает продолжить выступления

Прохоров обещает продолжить выступления

Отвод от Алексея Прохорова вновь отклонили. Но, кажется, его это ничуть не расстроит — подавать такое же ходатайство он обещает перед каждым заседанием.

На долю мамы выпало самое страшное — пережить своего ребенка

На долю мамы выпало самое страшное — пережить своего ребенка

Судья вызывает Елену Кондратенко — маму двух погибших сестер Елены Кондратенко и Юлии Сапунковой. 

— Вообще-то я уже работаю... Пошла в бизнес вместо своих детей, — женщина не сдерживает слез. — Дочь только прилетела из Китая, другая — из Турции. Серьезные деловые люди. Они мне сказали: «Мама, мы пойдем на день рождения». Готовились, одевались. Все серьезно было. Я настолько была в них уверена, что даже не думала, что они могут сесть на лодку с плохим человеком. В тот день они отправляли мне фотографии — счастливые, веселые. Я даже порадовалась за них. Они действительно заслужили этот отдых. 

Как и другие волгоградцы, женщина не могла поверить в трагедию на катамаране.  

— Сначала я даже не поверила, что такое может быть с моими детьми. Может быть, шутка какая-то? Но Миша — муж Лены — приехал, все рассказал... Наверное, хотел как-то подготовить. Он же знает, что я с высоким давлением всегда. 

На этих словах платок из сумки достает и мама Виталия Неграша.

Мужчина бросился к «Гасителю» после звонка брата

Мужчина бросился к «Гасителю» после звонка брата

О трагедии на катамаране спрашивают и родного брата погибшего полицейского Александра Алифашкина, который работает пожарным. 

— Я сначала был не в курсе, что они поедут на Волгу. Я в обед позвонил Лене Алифашкиной, чтобы поздравить с днем рождения, и она меня пригласила. Приезжайте, говорит. Не сказала, что на катамаран. Я отказался, потому что был на больничном. Потом уже часов в 10 или в 11 мне позвонил двоюродный брат и сказал: «Катамаран разбился. Походу, наши». Я сразу же поехал к «Гасителю»... По пути мне прислали список погибших, в котором я увидел имена родного брата, его жены и ее родного брата. С Хахалевым я лишь однажды пересекался на турбазе, когда мы отмечали день рождения Лены. 

В качестве моральной компенсации брат погибшего волгоградца просит десять миллионов рублей.

Весь день на связи с погибшей Еленой Неграш была ее родная сестра Виктория

Весь день на связи с погибшей Еленой Неграш была ее родная сестра Виктория

— Елена Неграш — моя родная сестра. У нас нет родителей, и она нас воспитала. Третьего июня мы встречались, и она сказала, что всей семьей пойдут на день рождения к Алифашкиным. У нас была группа «Три сестры», и весь день мы делились фотографиями, видео. Мы знали почти все, что они делали. Последнее сообщение я получила минут за 20 до столкновения... Они сели на мель. Потом я думала, что они доехали, но сообщения от них не пришло, — рассказывает Виктория. 

Сомнений в том, что за штурвалом катамарана стоял именно Дмитрий Хахалев, у сестры погибшей женщины не возникает. 

— Нам она сказала, что за штурвалом стоит то ли знакомый, то ли родственник Алифашкиных. Мы еще так смеялись — якобы Хахалев на этой яхте путешествовал по разным странам. Но это же обычный катамаран! На нем только по Волге ездить. Я знаю, что мои никто не употреблял спиртное. Пил ли Хахалев, мне неизвестно. 

Голос сестры Виктория в последний раз слышала за несколько часов до страшной аварии. Женщины созванивались. 


— У нее был ко мне срочный вопрос личного характера. О повреждениях катамарана, севшего на мель, Лена ничего не говорила.

Волгоградцы просят привлечь и водителя баржи

Заявление родной сестры Елены Неграш о признании ее потерпевшей почему-то датировано 16 мая. 

— Ошиблись, наверное... Я тогда была в состоянии, что ничего не понимала, — объясняет Виктория. — У меня вопрос. Где второй участник аварии? Они были на работе и должны ответственнее подойти к этому вопросу. Я слышала запись: они даже общались с ними, как с кутятами. Да, понимаю, что компания тоже была виноватой. Пили, гуляли. Но, может быть, на барже могли что-то предпринять. Почему их не проверили на алкогольное опьянение?

Речь о барже, в которую в фарватере влетел катамаран. Следствие не нашло признаков вины тех, кто был на «Вечеркине». 

И снова говорит один из выживших 

И снова говорит один из выживших 

Полицейский Сергей Шкуренко — пятый волгоградец, выживший на затонувшем катамаране. Сейчас о речной аварии рассказывает именно он. 

— О том, куда мы направлялись, я узнал только в тот день, — объясняет мужчина. — На лодочной станции мы погрузились на катамаран и отправились на другой берег Волги, где уже праздновали день рождения Лены. К вечеру стали отправляться обратно, но по какой-то причине не причалили к берегу. В это время к нам подплывали сотрудники полиции. Мы поехали за остров Сарпинский: люди начали уже переживать, потому что было темно. По сумеркам мы отправились назад, несколько раз садились на мель. Когда мы в последний раз вытолкали катер, произошло столкновение. Оказавшись на воде, я понял, что случилось. Меня вытащили и привезли на эту баржу.

Коллеги искали вину Климова, но не нашли

Коллеги искали вину Климова, но не нашли

Напомним, что на прошлой неделе Южное СУТ СК России сообщало о новом подозреваемом в трагедии — начальнике линейного отделения полиции в речном порту Волгограда Анатолии Климове. Ему вменяется «Халатность».

Суть обвинений заключается в том, что в злополучный день полицейский якобы мог остановить Хахалева. Он знал, что судно не зарегистрировано, а у Хахалева нет навыков управления и прав. 

— Подозреваемый, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, управляя служебным катером, осуществлял мероприятия, направленные на выявление преступлений и правонарушений на обслуживаемой ЛОП в речном порту Волгограда территории, — уточнила Анна Терземан. — Встретив Хахалева, подозреваемый не предпринял мер к пресечению совершаемых им административных правонарушений, не отстранил последнего от управления и не пресек его противоправные действия, в результате чего вечером в тот же день Хахалев, управляя маломерным судном, допустил столкновение с концевой секцией несамоходного судна теплохода «Капитан Вечёркин». 

Коллеги Климова искали его вину. Но не нашли. Проверку проводили сотрудники ОСБ УТ МВД России по ПФО.

— Информация своего подтверждения не нашла, — сообщили в управлении сайту V1.RU. — В случае установления судом вины сотрудника полиции, он будет уволен со службы в органах внутренних дел и привлечен к установленной законом ответственности.

Вернемся к рассказу Сергея Шкуренко. Год назад на лодочной станции он не заметил ни одного сотрудника. 

— Когда мы ехали на тот берег, я даже спрашивал у Хахалева, есть ли у него документы на катамаран и стоит ли тот на учете. Тот ответил положительно, и я успокоился, — рассказывает волгоградец. — Все время катамараном управлял именно Хахалев. Выпивал ли он, я не видел. Но он был полностью адекватным. 

На обратном пути пассажиры «Елани-12», по словам полицейского, встретили своего коллегу, который стал новым подозреваемым по делу о крушении. 

— Когда мы вечером переправлялись с Сарпинского, к нам подъехал патрульный катер. Либо это были сотрудники ГИМС, либо полиции. Только после того, как они уехали, Хахалев сказал нам, что это был начальник речной полиции Климов. У них были личные дела. Его приглашали к нам на катамаран, но тот отказался. «На Елани-12» и посередине, и наверху стояли включенные фонари. Но освещали ли они путь, я не обратил внимания. Я полностью доверял капитану судна. Был уверен, что все будет нормально, и мы доберемся до берега.

За несколько минут до столкновения пассажиры катамарана слушали музыку и громкий шум мотора. 

— За несколько секунд я был в задней части катамарана. Как только зашел в каюту, произошел удар. Я не видел ни световых, ни звуковых сигналов. Знаю лишь, что за секунду до удара Хахалев резко повернул руль вправо. Первая мысль была, что мы ударились о пирс набережной. Когда я вынырнул на поверхность, увидел баржу и все понял... — объясняет Сергей Шкуренко.

После сильного удара вода в один миг затопила катамаран. Не понимая масштабов речной аварии, Сергей Шкуренко кричал: «Выходите, выходите». 

— Никому это не удалось, потому что через распашные двери хлынул сильный напор. Когда я был под водой, понял, что мне нужно что-то делать и стал подбираться к этим дверям. Я видел, как трескается стекло. Попытался его выбить, но у меня не получилось. Я набрал воздуха и наощупь полез в сторону выхода. Вынырнул в верхний люк и оказался впритык с баржой. Я попросил о помощи, и мне скинули канат. Огляделся и увидел Анну Шкуренко. Пытался ее спасти... Крикнул и услышал, что сейчас за нами подъедут.

Выживший волгоградец обвинил в трагедии на Волге троих человек

Сестра Елены Неграш весь день получала фотографии и видео от родных

Сестра Елены Неграш весь день получала фотографии и видео от родных

Сотруднику полиции гораздо проще говорить на «судебном» языке. Сейчас он размышляет именно с правовой точки зрения. 

— Сотрудников лодочной станции я не видел, какую они услугу могли мне оказать? — рассуждает Сергей Шкуренко. — Ответственность несет водитель судна, потому что опасность для моей жизни возникла именно в момент столкновения.

На вопрос о виновных Сергей Шкуренко отвечает однозначно: Хахалев, Жданов и Климов. 

— Хахалев проспал нужный момент. Был бы повнимательнее, возможно, этого бы не произошло, — предположил выживший волгоградец. — Давайте я о вине Жданова говорить не буду. Мне достоверно известно, что этот человек должен был обеспечить выход этого судна от берега. Проверить документы, удостоверение. Свои источники я разглашать не буду. О должностных инструкциях я не знаю. Но мне известно, что он должен был проверить. Когда я выступал с берега на борт судна, для меня уже существовала опасность. На воде может произойти все, что угодно.

— Если бы был контроль, никто бы не погиб, — настаивает Сергей Шкуренко. 

После того, как Сергей Шкуренко назвал фамилии тех, кто, по его версии, виновен в смерти 11 человек, в зале поднялся шум.

— Дети бы сиротами не остались, — подключается мама погибших Елены Кондратенко и Юлии Сапунковой.

Пассажир затонувшей "Елани" настаивает на виновности лодочника и капитана судна

Со Шкуренко начал спорить адвокат 

Со Шкуренко начал спорить адвокат 

Климов, по мнению полицейского, должен был доехать с катамараном на берег.

— Вы же давали присягу, как полицейский. На Вас лежит большая ответственность, чем на обычных людях. Понимали, что катамаран не мог выйти с базы катеров? Как сотрудник полиции, Вы уточняли у лодочной станции, имеет ли она право выпускать суда? — распыляется адвокат Леонида Жданова. — Почему Вы не приняли всех мер, чтобы обезопасить людей, которые отдыхали с вами?

— Я простой человек, — уверен Сергей Шкуренко. — Зачем я должен говорить, в каком подразделении я служу? Достаточно того, что я не работаю в ГИБДД?

— Ах, уже простой человек? Хорошо, — продолжает защитник. — У Вас телефон утонул. В этом есть вина Жданова или Климова или это Ваша личная безалаберность? Вы даже не надели на него водонепроницаемый чехол? А почему не обратились в компанию Samsung, если он водонепроницаемый? Вы проводили экспертизу? А почему же тогда заявляете о своем имущественном ущербе?

Сергей Шкуренко уверен, что больше всего ему навредил погибший Дмитрий Хахалев.

— 50 процентов вины Хахалева, а по 25 у Жданова и Климова. Но мне от них ни копейки не нужно. Пускай вину понесут... Что ж Вы из меня уже виновника делаете? — отвечает выживший в аварии волгоградец.

Никакой вины в действиях водителя баржи выживший полицейский не видел.

— Я не смотрел видеотреки и не читал никаких показаний, — утомленно отвечает волгоградец.

Мужчина не вникал в подробности работы лодочной станции

Мужчина не вникал в подробности работы лодочной станции

На сегодняшнее заседание пригласили и сотрудника лодочной станции, который тоже однажды решил прокатить волгоградцев под «черным флагом». 

— Я подрабатываю на лодочной станции уборщиком. Документально я там не числился, — рассказывает Епифанов. — Обо всем договаривался с Леонидом Ждановым. Я знаком со всеми сотрудниками, но не знаю, кем они числятся. В конце апреля я приехал на лодочную станцию. Незнакомые люди попросили меня покатать, а я взял ключи в сторожке. Мне никто не разрешал, я все делал самовольно. Я не справился с управлением, и лодка перевернулась. Проходившие мимо судна подняли нас из воды. Я в тот вечер был немного пьян. Видел, что сотрудники подходили к капитанам... Но не знаю, проверяли они что-то или нет. Со стороны как сказать? Я же уборщик просто.

От основной темы несколько отвлеклись

От основной темы несколько отвлеклись

Напомним, что Леонида Жданова обвиняют не только в крушении катамарана, но и в том, что в конце апреля швартовавшаяся на станции лодка перевернулась на воде.

Прокурор просит зачитать показания Прохорова, который может пролить свет на систему контроля за выходом лодок и катамаранов.

— Иногда сотрудники брали лодку и выезжали на ней. 29 апреля девушка попросила прокатить меня — скорее всего, она приняла меня за работника лодочной станции. Когда был на базе, никогда не видел контроля. Прошел через КПП и можешь выходить на воду, — читает гособвинитель.

Мужчина говорит, что следователь изложил его показания несколько не так, как он говорил

Мужчина говорит, что следователь изложил его показания несколько не так, как он говорил

Позевывая, мужчина убеждает адвоката: его рассказ о контроле за выходом лодок интерпретировал сам следователь. Пока судья вызывает девушку, катавшуюся на перевернувшемся судне, добрая половина потерпевших выходит из зала. 

— Вечером нас спросили: «Покататься не хотите?» Ну хотим. Вот и покатались, — вспоминает девушка.

Девушке было страшно

Девушке было страшно

— Конечно, было страшно. Середина Волги, темнота... Уже даже прощаешься со всеми, — рассказывает волгоградка. — Но никаких претензий к Леониду Жданову у меня нет. Это же Павел начал крутить руль резко вправо и резко влево. Вот и перевернулись. Потом мы узнали, что он даже не числится на лодочной станции.

Теперь и ее муж, и подруга Елена, у которой в день катания на лодке был день рождения, как под копирку отвечают на самые стандартные вопросы прокурора. Прямого отношения к моменту столкновения катамарана с баржей они не имеют и касаются собственно лодочной станции. 

Следующее заседание пройдет лишь 3 сентября в 10:00.

На этом V1.RU завершает онлайн-трансляцию. 

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
24 июл 2019 в 12:04

Уважаемы господин полицейский Сергей Шкуренко.
Когда вы забираете свою машину со стоянки у вас охранник или директор стоянки тоже проверяет документы и степень вашего опьянения?
Вы как сотрудник органов, пускай и не при исполнении в тот момент - почему допустили то, что ваш капитан с вами употреблял?!
По хорошему на скамье подсудимых должны и вы находиться за проявленную халатность!

дядя вова молодец
24 июл 2019 в 13:01

Цитата: «Но мне известно, что он должен был проверить. Когда я выступал с берега на борт судна, для меня уже существовала опасность» конец цитаты. Считает ли шкуренко, что Жданов должен был проверить документы у хахалева в его, шкуренко и других пассажиров того рейса ,присутствии? Почему шкуренко считает, что за опасность для него ,шкуренко, на борту судна отвечает Жданов? Почему шкуренко связывает столкновение катамарана с толкачем «Вечеркин» с Леонидом Ждановым, которого он никогда не видел. Почему шкуренко считает, что работник причала должен был лично провожать в рейс господ полицейских с их друзьями. Проводы пассажиров не являются обязанностью персонала. Всех судовладельцев, а хахалева совершенно точно персонал знал в лицо. На стоянке дежурный персонал, при отправлении/причаливании судна, помогает по просьбе судоводителя, произвести необходимые манипуляции с швартовыми концами, что всегда делалось. После трагедии около помещения вахтенных еще долго стояли мотоцикл хахалева, а на нижнем уровне бетонного причала была автомашина хахалева. И мотоцикл и автомашину следователи потом опломбировали.

Фото пользователя
24 июл 2019 в 11:55

А себя шкуренко не забыл дописать в список виновных?