15 ноября пятница
СЕЙЧАС +1°С

Алексей Васин: «В Волгограде слишком любят путать патриотизм с идиотизмом»

Директор музея-заповедника «Сталинградская битва» рассказал о вранье, «правдоискателях» и культуре.

Поделиться

12 157
Алексей Васин уверен, что скандал с Мемориальным парком раздули невостребованные Волгоградом негодяи

Алексей Васин уверен, что скандал с Мемориальным парком раздули невостребованные Волгоградом негодяи

Кому выгоден скандал с вырубкой Мемориального парка у Мамаева кургана? Почему трясёт культурные учреждения Волгограда? Когда музей-панорама «Сталинградская битва» избавится от руин фонтана-кондиционера, а директор самого патриотического музея страны сменит иностранный мотоцикл на российский? На эти и другие вопросы V1.ru ответил директор музея-заповедника «Сталинградская битва» Алексей Васин.

– Алексей Викторович, уже несколько месяцев вас называют главным виновником вырубки высаженного в честь погибших защитников Сталинграда Мемориального парка на Мамаевом кургане.

– Можно много говорить, что деревья в парке сажали люди, покалеченные войной. И это действительно так. Среди тех, кто сажал деревья в парке, были и сироты, и вдовы, и вдовцы, и калеки. Страна в те годы была вся покалеченная. А спекулировать на этом, считаю, просто аморально. И то, что говорили и писали о реконструкции Мемориального парка на Мамаевом кургане, – это самое аморальное из того, что можно было придумать. Я понимаю, что это абсолютно лживая, фальшивая история, выгодная определенным, не самым хорошим, людям.

Но точка в этом, на мой взгляд, уже поставлена. И поставлена раз и навсегда: не закрепилась эта ложь в сознании людей. Нельзя искусственно вогнать в души откровенное вранье и заставить в него свято верить. Как бы ложь ни преподносилась и как бы кому она ни была выгодна. Тем более если ее распространяли за пределами морали, разума и совести.

«Кто у нас больше всех вздыхает о культуре? Это те же профессиональные паникеры, что и радетели за Мемориальный парк. Люди, которые нашли повод в очередной раз погреться у чужого костра».

В любом случае наша правота подтверждена. Ни один серьезный человек в Волгограде, ни один архитектор, уважаемый общественник или ветеран не высказались против того, что сделано в Мемориальном парке. К примеру, создававшая ландшафт на Мамаевом кургане Мария Иванова за некоторое время до кончины успела побывать в реставрируемом парке. И ее слова были примерно такими: «Мы даже не представляли себе, что здесь может быть так красиво».

Алексей Васин: Скандал с парком раздували амбициозные неудачники.

Алексей Васин: Скандал с парком раздували амбициозные неудачники.

– А проверки тоже подтвердили, что скандал с вырубкой – аморальная спекуляция?

– Да, проверки были и достаточно въедливые. Напомню, вопрос Мемориального парка – это не тема музея-заповедника «Сталинградская битва». Эта территория относится к администрации Волгограда. А запросы были в том числе прокурорские, Министерства культуры Российской Федерации и администрации президента. Недавно обращался к нам департамент культуры правительства Российской Федерации. Но и там вопрос не лежал в плоскости законности или незаконности вырубки деревьев. Вопросы касались границ территорий, был ли соблюден порядок проведения работ и так далее. Понятно, что правительство переживает: подходит чемпионат мира и никому не хотелось бы гадкого предвкушения.

Эту часть мемориального парка обещали сделать или так, или просто большой парковкой

Эту часть мемориального парка обещали сделать или так, или просто большой парковкой

«Мальчики, которые ничего для города не сделали и нигде себя не проявили, не могут быть олицетворением общественного мнения. Старшее поколение привыкло пахать, а не кукарекать. А отдельные упитанные писаки, думаю, сразу родились кукарекающими».

– Тогда почему это гадкое предвкушение уже возникает при почти каждом упоминании Мемориального парка?

– Я не люблю когда обижают Волгоград и его жителей. А у нас есть десятка два людей, которые оказались не востребованы Волгоградом. Они не состоялись как специалисты, как управленцы, как чиновники, как ученые. Амбиций же у них осталось через край. И в приличные круги таких людей не приглашают. Возможности выйти к трибуне у них нет. Вот они и сидят в интернете, пишут гадости. А интернету что? Он все стерпит.

Я верю в таких общественников, как, к примеру, Олег Капустин. Проработав всю жизнь на благо Волгограда, он сделал все, чтобы в городе было тепло, чтобы было коммунальное благополучие. И вот он, на мой взгляд, заслужил право высказывать свое мнение, ругать или недоумевать. Мальчики, которые ничего для города не сделали и нигде себя не проявили, не могут быть олицетворением общественного мнения. Старшее поколение привыкло пахать, а не кукарекать. А отдельные упитанные писаки, думаю, сразу родились кукарекающими.

Впрочем, в этом беда не только Волгограда, я вас уверяю. В обществе сложилась такая категория людей: уверенных, что, ничего не делая, только обливая грязью и провоцируя скандалы, можно у власти выклянчить лакомый кусок. Не вспомню ни одного общественника, который, получив должность или мандат, не растерял бы свой пыл правдоискателя. Обратный же пример в Волгограде теперь видит каждый.

Аэратор у музея-панорамы выглядит сейчас как мельница Гергардта

Аэратор у музея-панорамы выглядит сейчас как мельница Гергардта

– Волгоградцы уже 10 лет негодуют, что фонтан на нижней террасе у музея-панорамы выглядит хуже, чем ваша же мельница. Почему вы не хотите его привести в порядок?

– Даже если бы там был не фонтан, а ровная площадка, все равно нужно благоустраивать территорию. Только сразу замечу, что это не фонтан, а технический охладитель помещений музея. Это бассейн, который проработал ровно полтора года: был запущен в 1981 году, а прекратил работу в 1983 году. Его судьба волновала меня, как и многих горожан, еще до того, как я стал директором музея-заповедника. И когда я был назначен на данную должность, то поднял вопрос на обсуждение. Оказалось, что территория, где расположена охлаждающая ванна, принадлежала одновременно музею-заповеднику и муниципалитету. Более того, оно было ровно напополам поделено между собственниками. Поэтому долгие годы сделать что-то с ним не представлялось возможным. В итоге после длительных переговоров вся площадь террасы передана на баланс музея-заповедника. Из собственных средств мы подготовили проект фонтана. Но пока все упирается в финансирование. На это требуются немалые деньги, и их поиском мы сейчас занимаемся.

Подробнее узнать про будущее превращение разрушенного аэратора в гигантский современный фонтан можно в материале V1.ru.

Потрескавшуюся поверхность гигантской статуи уже изучают рабочие

Потрескавшуюся поверхность гигантской статуи уже изучают рабочие

– Вы контролируете работы на монументе «Родина-мать зовет!» на Мамаевом кургане? И что сейчас там происходит?

– Реставрация «Родины-матери» разбита на два этапа. Волгограду еще предстоят праздничные мероприятия по случаю 75-летия победы под Сталинградом и матчи чемпионата мира по футболу. Поэтому решено не закрывать монумент в строительные леса, и с внешней стороны реставрация будет проведена после футбольных матчей.

Сейчас будет заменена канатная арматура внутри статуи и законсервирован поверхностный слой. Заказчиком работ выступает дирекция Министерства культуры по строительно-реставрационным работам, исполнитель работ – «Главзарубежстрой». Каких-то нареканий к подрядчику с нашей стороны нет. Культура производства работ внешне выглядит очень достойно, нет ощущения строительного бардака. А это было наше основное пожелание.

Новые канаты должны были носить по этой дорожке еще полмесяца назад

Новые канаты должны были носить по этой дорожке еще полмесяца назад

«Нельзя сегодня закатывать глаза к небу и говорить: «Мы Богом поцелованные, а вы, как хотите, так и сделайте, чтобы у нас все было хорошо». С другой стороны, на культуру нельзя смотреть только через призму денег».

– Раньше заявлялось, что замена канатов у «Родины-матери» начнется в середине сентября. Но сейчас уже октябрь, а новых канатов у статуи до сих пор не появилось.

– Как мне известно, сам производитель канатов – завод «Северсталь» просто перестраховывается, чувствуя свою меру ответственности и понимая, для какого важного объекта они выполняют заказ. Каждый канат проходит детальнейшую проверку на высокоточном оборудовании. Проверяется прочность самих канатов и их креплений. Канат один, а проверить нужно несколько сегментов. Поэтому никакой истерии по затягиванию сроков нет. Пусть хоть на месяц-два задерживают, лишь бы все было сделано на совесть.

– Некоторое время вы руководили всей культурой Волгограда. А как вам сейчас то, что происходит в областной филармонии, Серебряковке, «Конкордии» и остальных коллективах?

– Я смотрю на происходящее в культуре с разных сторон. У меня нет сомнений, что очень многое надо менять. Не потому, что это надо было какому-то начальнику. Есть абсолютно логичные причины.

Проблема-то появилась далеко не вчера. Много лет назад в Волгограде вдруг возникло два музыкальных театра. Область в пику городской администрации создала «Царицынскую оперу». В итоге страсти во властных коридорах со временем улеглись, война закончилась, а куча раненых осталась. Надо лечить ситуацию.

Посмотрите на волгоградскую сферу культуры. Поговорите с работниками музыкальных школ и музыкантами. Все скажут, что им не нравится зарплата, не нравится игнорирование общественностью. Что такое заполняемость залов на 20–30 процентов? Это ненормально как с точки зрения экономики, так и с точки зрения востребованности.

Ну, нельзя сегодня закатывать глаза к небу и говорить: «Мы Богом поцелованные, а вы, как хотите, так и сделайте, чтобы у нас все было хорошо». С другой стороны, на культуру нельзя смотреть только через призму денег. Поэтому перед преобразованиями надо внятно все разъяснить. Люди должны понимать суть реформ и знать, к чему это приведет.

Необходимо и четко объяснять все общественности. Кто у нас больше всех вздыхает о культуре? Тот, кто забыл, когда последний раз ходил в театр или ни разу не слушал орган. Это те же профессиональные паникеры, что и радетели за Мемориальный парк. Люди, которые нашли повод в очередной раз погреться у чужого костра.

– Вы, как и раньше, считаете, что Серебряковку давно пора слить с институтом искусств и культуры?

– Мне точно известно, что Волгоградская консерватория имени Павла Серебрякова как была муниципальным вузом, так и останется. Но я изучал этот вопрос, когда руководил комитетом по культуре. И выяснил, что из всего выпуска консерватории преподавать в музыкальные школы пошли только два выпускника. Два! На 200 студентов приходилось 180 преподавателей, и, по-моему, ситуация не изменилась. Думаю, при таком раскладе идея объединения двух вузов не выглядит столь страшной. Иначе у нас подготовка одного учителя музыкальной школы обходится почти как подготовка нескольких летчиков-истребителей.

Меня могут упрекнуть в излишнем прагматизме, но я уверен, что необходимо просчитывать экономическую выгоду и в вопросах культуры. Иначе у нас получается, что в Волгограде непонятно для кого готовят кадры, а в школах на нескольких ставках сидят одни и те же люди. Десятилетиями. И это приводит в том числе к серьезнейшему творческому застою.

– Музей-заповедник «Сталинградская битва» действительно решил присоединить к себе мемориальный комплекс в Россошках и Лысую гору вместе с планируемым патриотическим кластером?

– Этот вопрос был поднят на заседании оргкомитета по подготовке к празднованию 75-летия победы в Сталинградской битве. Заместитель председателя правительства Дмитрий Рогозин поручил проработать этот вопрос руководителям ведомств. Нам эта инициатива нравится. Она по-человечески правильная. Но это история не одного дня. В присоединении есть определенные нюансы – например, захоронениями на Россошинском кладбище занимается Министерство обороны Российской Федерации и не занимается музей-заповедник «Сталинградская битва». Такие вещи надо подгонять под законодательство.

Войдут эти знаковые для Волгограда территории в состав музея-заповедника, значит, будем с достоинством держать задачу по их содержанию. Не войдут – все равно будем помогать по мере возможностей.

Алексей Васин ждет выпуска лучшего в мире российского мотоцикла

Алексей Васин ждет выпуска лучшего в мире российского мотоцикла

«Меня могут упрекнуть в излишнем прагматизме, но я уверен, что необходимо просчитывать экономическую выгоду и в вопросах культуры».

– Вас часто упрекают в пристрастии к зарубежным мотоциклам. Директор одного из самых героико-патриотических музеев-заповедников России не только сам ездит на байке, сделанном вероятным противников, так еще и привлекает к этому подчиненных. Как же так?

– Когда я слышу такое, то сразу представляю какого-нибудь ярого радетеля за патриотизм, сидящего за сделанным в Китае компьютером и стучащего по импортной клавиатуре. Не надо путать патриотизм с идиотизмом, как это почему-то слишком часто любят делать в Волгограде. Это уже было: «Сегодня носит "Адидас", а завтра Родину продаст». Нечего тут говорить даже. Для нас мотоциклы – это способ познания мира. Это не просто развлекуха. У нас всегда есть какая-то причина куда-то поехать: часто ездим кому-то помочь, на какие-то мероприятия. Это еще и повод встряхнуться. Любому из нас нужны свежие эмоции. Должна быть какая-то цель. Если у мужика нет цели, он берется за стакан. А нам в этом нет никакой необходимости. К сожалению, сегодня нет хороших отечественных мотоциклов. Но как только они появятся, думаю, что сразу сменю безнадежно отставший Harley Davidson на какой-нибудь лучший в мире «Урал».

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter